(no subject)

Зовут меня - Елена Ростунова. Я - фотограф.
В свободное от работы время принимаю заказы на съемку - в Москве, Лондоне, Италии, Испании.
Семейные фотографии, свадьбы, корпоративы, фотографии для социальных сетей.
связаться можно по адресу - erostunova()gmail.com
Если вдруг кто-то нуждается в очень красивых фотографиях, пишите мне на мыло
portfolio

Collapse )

(no subject)

я тут что-то подумала, ну еще и Лева с Сашей в гости пришли, типа, посильную помощь в составлении моего списка решили мне оказать.
Так вот, мой wish list

Collapse )

(no subject)

Варя говорит:
- Почему ты ничего не пишешь в жж?
Вроде пишу. Но как-то навалилось съемок, так что не до этого.
Опять-таки еще кроме съемок и жж есть другая жизнь
Сегодня чудесно гуляли с Сашей.
Познакомились с ней где-то в двенадцатом на протестах и какое-то время регулярно пересекались на разных мероприятиях. Постепенно протесты для нас закончились. Я уехала в Лондон, Саша в Питер. Выяснили, что ей тогда лет семнадцать было.
Большинство из тех, кто тогда выходил, остепенились, устали, эмигрировали или просто отошли от этого.
На Лубянке к нам подошла девушка с встревоженными глазами, так что сразу захотелось крепко вцепиться в сумку. Видимо, она оценила это так что нейтрально спросила:
- А вы не знаете как пройти к посольству Украины? Я вот знаю, тут недалеко посольство Молдавы, - я тут же отметила про себя, что выглядит она как молдованка.
- Где-то в районе Пушкинской, - сказала я ей, - мне кажется, у нас там были акции, - сказала я уже Саше.
- Точно, да, были акции, в районе Пушкинской.
- Это вам надо выйти на Тверскую и идти в сторону Пушкинской по левой стороне, не доходя до нее уйти в Леонтьевский. Так ведь оно сейчас уже не работает, - сказала я ей.
- А я посмотреть, какие там часы работы, - ответила девушка и помахала кому-то рукой. Из толпы к ней направлялась женщина постарше, очень похожая на нее. И они удалились в другую сторону.
- Они похожи на тех, кто, пока одна отвлекает, вторая чистит бумажники.
- Ну ты здорово ей заговорила зубы.
Collapse )

(no subject)

Жизнь утекает сквозь пальцы. Каждую секунду утекает. Пост написал - минус пять минут жизни.

Лето. Жара. Дождь внезапно. Все тлен. Все те же декорации.
Посадки, пикеты, автозаки - это если интересоваться.
Если нет - дачи, комары, гриль, чужие дети. Свои дети тоже присутствуют. В экране компа или телефона.
- Как тебе? - спрашивает деточка. Деточка в примерочной. На деточке короткая юбка. Не в моем вкусе. Будь моя воля, я бы одела деточку совсем по-другому. Но у каждого свой вкус. Смириться. Смириться с тем, что ребенок - это отдельная личность со своими вкусами, пристрастиями и любовями.
- Если тебе нравится, бери, конечно, - смиренно отвечаю.
- То есть не нравится.
Впрочем, чуть позже деточка пилит лук в инстаграме - юбка, топик и длинный пиджак из восьмидесятых, длиннее юбки. И тут оно, конечно, складывается.

- Вот, Эля послушала, как вы мне говорили про деньги: Семьсот евро в месяц - общага, страховка, еда и все остальное и, типа, сорян, это все, что мы можем тебе дать. Она прослезилась. Ей выдают на руки тысячу, и в это не входит оплата общаги и страховки.
- Прикинь, какое хорошее дело мы делаем. Никто не будет подозревать тебя в скупердяйстве, все будут осознавать, что у тебя реально мало денег и тут тебя только пожалеть, а не требовать срочно поехать с тобой в Прагу или еще куда-нибудь.
- Да, я уже думала на эту тему.

Очень интересная тема - как так повелось, что многие никогда в жизни не скажут тебе в лицо какую-нибудь гадость, но так спокойно приходят к тебе в комменты и пишут их. Резко пишут, матом пишут, категорично пишут, пишут уверенно, как будто они боги, которые знают как надо. Которые готовы убить за инакомыслие, которые такие едкие, саркастичные, уничижительные, выработавшие специальную тактику ведения подобных разговоров в интернете, чтобы сразу под дых, чтобы побольнее. Надо, кстати, пересмотреть собственное поведение и каждый раз много думать, прежде чем написать комментарий. Не надо уподобляться. Не надо делать людям неприятное. Даже если люди неприятные. Они же, возможно, только в сети неприятные. В реальной жизни, наверняка, зайки и сюсеньки.
Замечали, кстати, как одни и те же люди сюсюкают со значимыми людьми или просто близкими, и вытирают о других, которые для них ничего не значат. Смешные такие.

Сегодня могла бы начаться летняя школа на Волге. Но не началась. Онлайн - совсем не тот формат.
И да, рислинг в жару хорошо

(no subject)

На реке опять бурная жизнь. Кораблики туда-сюда. С музыкой и танцами.
- Я на тебе, как на войне и на войне как наааа тееебе, - по воде звуки отлично разносятся во все стороны, - а сейчас для любимой мамы исполняется песня. С днем рождения, спасибо, мама, что родила меня!

Небольшие компании на скамейках, выпивают и закусывают. Мамы с колясками. Дамы с собачками. Обычная жизнь набережной.
- Вчера у Люсьена был день рождения, - пишет мне Радек, - ты не забыла его поздравить?
- Не забыла, - отвечаю
- Хорошая деточка.
- bad, bad boy.
- Ну да, я такой и есть.
- Нечего гордиться.
- Я гордый плохой малчик.
- Отлично, люблю плохих малчиков.
- А они любят тебя.
- Ну не всегда. Что делаешь?
- Готовлю. Пиццу.
- Прикинь, если вдруг Россия не откроет свои границы, и мы никогда не увидим друг друга. Смешно, да.
- Тогда я приеду к тебе.
- У меня есть кровать для тебя.
- Отлично. Я к тебе приеду.
Collapse )

(no subject)

Прогулялись с Верой к приемной на Китай городе. Полюбовалась на Удальцова. Подтянутый в черной футболке и очках, такой весь резкий и порывистый, давал интервью.
Мимо какой-то человек, не очень трезвый:
- Да заткнись ты, американский прихвостень, - кричит.
- Мужчина, проходите, не мешайте, - резко говорит ему Удальцев. Человек продолжает нецензурно про Америку, Удальцова и предателей, - сделайте так, чтобы он ушел, - говорит Удальцев. Появляется его жена Настя. Выглядит очень счастливой. Подходит к мужчине, на повышенных тонах нецензурно объясняет гражданину куда ему идти. Мужчина уходит. Удальцов продолжает давать интервью.
Где-то сбоку гражданин Окопный, сотрудник центра Э, раза в два шире, чем был раньше, с очень довольной физиономией, видимо дела идут неплохо, поворачивается к жене Удальцова, ласково улыбается:
- Настя, забирай уже своего Серегу, идите отсюда, - Анастасия улыбается ему в ответ, - прекрасно выглядите, Ольга, - улыбается Окопный даме с микрофоном, проходящей мимо.
- А вы вот, Алексей, не очень, - отвечает она ему миролюбиво.
Все так давно в одной упряжке, чего уж тут не улыбаться друг другу. А между тем в очереди на подачу заявления много-много совсем юных людей, которые никого из этой старой гвардии в лицо не знают.

(no subject)

Сначала посмотрели фильм -This Is England. Потом мини-сериал This Is England 86. Без фильма, сериал был бы непонятен совсем. Странные ощущения. Это могла бы быть история про русскую провинцию, только что герои говорят на английском. И живут, в основном, в двухэтажных обшарпанных домишках. И некоторые отличия: в баре смотрят футбол, наши в бар не ходят, кладбище выглядит симпатичнее, бедность считывается, но наша бедность победнее будет. А так - все одно и тоже.
В две тысячи восьмом, если не ошибаюсь, меня познакомили с Барри. Так что я у него в течении какого-то времени периодически снимала комнату.
Барри жил в социальном жилье в тогда уже модном восточном Лондоне. У него была двушка: одна спальня и зал. Кухня с неработающей плитой, ванна с двумя кранами без душа. Он сдавал мне свою комнату, сам же обычно на период, пока я была в Лондоне, перемещался в зал и спал в кресле, сидя. Перед телевизором, который всегда работал. За кабель Барри не платил. Так что на экране просто мелькали полоски. Всегда.
За комнату я платила двести восемьдесят фунтов, что было очень низкой ценой для тогдашнего Лондона. Еще и в двух шагах от Бродвей улицы.

Барри говорил на таком английском, который я почти не понимала. Он проглатывал все окончания и как не старался говорить внятно, ему это не удавалось.
Иногда к Барри приходила любовница, грузная женщина в возрасте с питбулем. Обычно про таких говорят - с рабочих окраин. Обычно она устраивала Барри скандал. Я боялась ее питбуля и ее саму. Говорила она более разборчиво чем Барри, так что я регулярно прослушивала все ее упреки на тему "русской любовницы и измен, потому что русская любовница". Барри вяло оправдывался, говорил, что на деньги от съема он купил много пива, так что не понимает, что она жалуется. Иногда Барри ходил с подбитым глазом.

Также к Барри приходили парочка молодых любовников. Они как-то успешно чередовались. Этих я не боялась. Они были милы и дружелюбны. Барри умудрялся с ними ругаться и даже драться.
На втором этаже нашего дома жил чернокожий человек с ментальными отклонениями. Каждый раз, когда кто-нибудь проходил мимо, он извергал жуткие ругательства.
Особенно это было интересно ночью. Возвращаешься домой, а тут он в окне торчит и начинаются вопли:
- ААА, нехорошая сука, что ты тут делаешь в нашем квартале, - это было неизменно и не очень-то смешно.
Были еще разные соседи разной степени дружелюбности.
Иногда, когда я прохожу мимо дома, когда я в Лондоне, думаю, может надо зайти к Барри, спросить его, как у него дела. Нынче ему должно быть тридцать пять. Может еще не совсем спился. Но что-то останавливает.

Собственно, в этом самом сериале ровно такая вот обычная жизнь обычных английских людей из бедных кварталов. Пьеса Горького "На дне". Узнаваемость.

(no subject)

Мне срочно нужен новый друг, раз уж мы тут все засели в новых реалиях. Чтобы такой же правильно-долбанутый фрик как Р., такой же модный, впрочем, это необязательно, и чтобы, в отличии от Р., было желание куда-то двигаться и маленькое наличие денег на вот это куда-то двигаться, и чтобы еще, желательно, с машиной, на моей далеко не уедешь. Но и без машины тоже ничего. Варин папа сегодня с утра смеялся, когда я ему это озвучила. Зря он это. Да, да, и чтобы сразу ощущение, что это прямо вот твое. И чтобы этот новый друг тоже мечтал о новом друге. Мечты, мечты. В реальной жизни пойду прогуляюсь до Китай-города. Там сегодня небольшая горстка людей соберется.
Между тем вчера в ночи надо было найти одну свою фотографию. Гуглила. Нагуглила много интересного. На одном вологодском портале я вдруг есть. С выдернутым с фейсбука постом в эпоху коронавируса и комментариями под ним - плохой пост.

И еще в какой-то московской газете есть мой комментарий по поводу ролика с геями.
И еще много где всего. Вот сидят такие граждане, которым надо деньги зарабатывать, дергают разные чужие строки из чужих постов, вот и весь креатив. И что характерно, моя писанина даже удовлетворяет требованиям, видимо не очень высоким, некоторым изданиям.
Но ощущение всегда странное - как будто прилюдно раздели. Сидел, писал для своего маленького фейсбука, а тут в люди вывели.

(no subject)

На улице дождь. Горстка людей вышла за Светлану Прокопьеву и сидит сейчас в отделении. Я не пошла. Мне стыдно. У меня сегодня мигрень и после зубного болит челюсть. Но все равно стыдно. Человеку собираются шесть лет впаять.
Кто-то сидит по домам в городах и по-прежнему боится короны. Кто-то разъехался до сентября по деревням на изоляцию. Полное разобщение, изоляция, запущение, страх. Страх - отличная штука. Загнать всех по домам и пусть боятся.

Спасибо, есть те, которым не все равно, которым не страшно.
А мне все равно стыдно. Эта мигрень и дождь. И я никуда не вышла.

Впрочем, все одно и то же. Просто жизнь. Ну вот такая у нас просто жизнь.
У Вари Оливер и Джулиан съехали. Оставили пылесос. Варя хотела его притырить. Но тут Майк вдруг появился, давно его не было. Сообщил, что пылесос - общий. А также, что опять срочно надо поговорить о том, как обустроить быт.
- Я уже давно выношу свой мусор сама. Он у меня отдельно. И выносить мусор за Майком точно не буду. Впрочем, он сегодня сказал, что душ починит. Хоть так.

Варя также сегодня смотрела на разные факультеты, где не нужно тестирование и могут взять просто так. И это были разные интересные факультеты, к примеру: математика, наука о земле, география, астрономия, немецкая филология, метеорология, классическая филология, европейская этнография, физика. В общем, как-то несколько в другую сторону, нежели, химия. Варя размышляла, куда бы, на всякий случай, зарегистрироваться. В случае, если тест завалит. Завалить тест - маловероятно. Но я - паникер и считаю, что нужно подстраховаться. Но мы так и не выбрали пока, куда, кроме математики можно еще зарегистрироваться.

Также мы все-таки отправили банковскую карточку авиапочтой России. Стоило это рублей сто, если я не ошибаюсь. Дошло за две с половиной недели. Если бы корона, было бы быстрее. Говорят, это лучше чем ЕМС.

(no subject)

У меня завтра стоматолог в двенадцать, прямо сейчас болит живот и много картинок обработать. Бутылка рислинга на двоих прямо сейчас. Лето, липы цветут, рислинг. С пухом не задалось, также я умею складывать буковки в слова, так что кто-то где-то, небольшое количество, может заплакать от умиления, читая.

- у Натальи Владимировны - маска, так что вряд ли ей будет слышен запах перегара, - подбадривает меня Варин папа, подразумевая вторую бутылку. Наталья Владимировна - наш стоматолог. Очень милая.

- Так вот, представляешь, - рассказываю я деточке, рассчитывая на сочувствие, - мне твой папа говорит: "может надо начистить ему физиономию?" Это наш миролюбивый научный сотрудник. У которого когда-то был бокс где-то там в детстве. Можешь представить своего папу, который кому-то по физиономии бьет?
- Наш смелый суслик?
Collapse )