Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Когда я пришла на картодром, извините, что я опять об этом, мне было очень неуютно. Не нравится мне это вот, как это ни смешно и ни странно, тыкать своим объективом в лица людей, которые того не просили. Как-то кажется мне, что это ужасно не этично. Но тем не менее, работа есть работа, оранжевый ужасный бесформенный жилет с надписью "Пресса", как оправдание тыкания - прессе ведь можно? Ну и кушать хочется. Ну и потом все такое вокруг такое красивое, что странно для нашей местности - и люди, и машины, и небо. И эти эмоции. Главное заставить себя сделать пару-тройку первых кадров, дальше все идет как по маслу.


И вот к концу второго дня ко мне подошел главный из организаторов и сказал:
- ну вот, молодец, ты справилась. Еще бы ты улыбалась, было бы совсем здорово.
Понимаете, да, он мне сказал - еще бы ты улыбалась... То есть получается, что все эти два дня я совсем не улыбалась. И это абсолютно не характерно для меня. Я улыбаюсь всегда. Если я перестала улыбаться, значит все, пора двигать, срочно. Иначе уголки губ опустятся окончательно и бесповоротно и лицо мое превратится в одно из лиц из толпы, которая в метро - печальной и депрессивной.
Очень меня это поразило. Хотя, ну да, мне просто все эти два дня было страшно, ко всему прочему.

Я сыну Леве когда это все пересказывало, он с энтузиазмом молодости сообщил мне:
- Да отлично все, не грусти, правда, я тебя люблю очень сильно, через год уедем в Бразилию.
- Почему через год? - спрашиваю.
- Потому что мне в этом году диплом писать, - ответил сын Лева.

И он меня еще раз десять поцеловал в разные щеки, прежде чем мы расстались. Мне даже слегка неловко стало, что это со мной, странная история, и все на нас так смотрели, как на любовников. Все как всегда. Тетеньки с завистью - отхватила себе блондина молодого, мужчины с интересом.
- Хватит уже меня обцеловывать, - сказала я сыну Леве.
И пошла в метро.

- Представляешь, - рассказываю я Варваре перед сном, - Лева меня сегодня раз десять в разные щеки поцеловал. И у него еще такая щетина.
Варвара обычно не очень-то любит такие сообщения. Обычно она сообщает, что она, вообще-то, считает, что она у меня единственный ребенок, что она совершенно не помнит, что у нее есть брат. И что совершенно очевидно, мама любит только ее. Но тут Варвара была великодушной:
- Ну он же по тебе скучает, - сказала Варвара снисходительно, - и любит тоже.

Когда я вдруг оказываюсь в этом городе и наступает осень и абсолютно очевидно, что за осенью последует зима, и надо думать об разной там осени, и что эту зиму не удастся переждать где-нибудь в более теплых краях, хочется одного - свернуться калачиком под кучей одеял и смотреть сны.

Сталкиваясь с реальными людьми в реальной жизни, каждый раз удивляюсь, насколько мы все разные. И чем дальше, тем все больше интересно - свернувшись калачиком смотреть цветные картинки. Реальный мир все больше меня пугает. И непонятно откуда взявшаяся мизантропия - как следствие возраста? Как следствие местоположения?

Сегодня ездили сначала в Новый Иерусалим, потом в монастырь в Звенигороде.

Монастырь в Новом Иерусалиме совсем обветшал. Выглядел очень печально. Дождь лил, как из ведра. Везде были менты. Впрочем, менты начались еще задолго до подъезда в Новый Иерусалим. Но вокруг монастыря и в самом монастыре их было особенно много.
- Кого ждете? - спрашиваем у молодого милиционера.
- Не знаю, - улыбается он, - кто-то должен приехать сейчас.

Они были везде. Храм был закрыт.
Они неожиданно высовывались из кустов и махали рукой - вам туда. Как будто они знали, что мы ищем музей деревянного зодчества.

Около купели, а вы помните, какая была сегодня температура воздуха, и даже страшно подумать, воды, стояла группка пожилых женщин. Одна из них бодро скинула платье, оставшись в лифчике и в трусах, натянула сверху белую длинную в пол рубашку и пошла окунаться. Одна из оставшихся снимала ее на мыльничную камеру.
Женщина бодро зашла в воду. Лицо ее осветилось детской улыбкой, перекрестившись, она с головой нырнула.
На той стороне реки несколько милиционеров лениво созерцали окрестности. На этой стороне в машине сидело еще несколько.

Я вспомнила, как в городе Н, где мы снимали банкет местного руководства в лесу, где поставили огромный шатер, мне вдруг захотелось посетить туалет. Туалет был один и на артистов и на обслугу типа меня. Лесок маячил зазывно.
И вот пошла в сторону леска. Очень хотелось. В этот момент из леска вышел омоновец. И еще кто-то там шевелился. Снайперы в лесочке. В речке были реальные водолазы, потому что когда руководство напивается, оно идет купаться. И меня, случайно, могли бы подстрелить, дойди бы я до леса.

И здесь женщина, большая пожилая женщина в бежевом лифчике окунается в святой источник и лицо у нее восторженное, как у ребенка. Иисус рядом.
И на той стороне молодые милиционеры, курят, разговаривают матом, ждут, когда же им можно удалиться, кому хочется в лесу мокнуть под дождем.

Мы потом шли обратно, там на мостике были навешаны противные обрывки тряпья, их наверное вешают, чтобы вернуться, даже не знаю, и тут же плакатик, на котором нарисована тряпочка на мостике, перечеркнуто и написано - грех. И чуть поодаль на кустарнике мильон грязных тряпочек привязанных, и на их фоне четверо милиционеров курят.
- Какой кадр пропадает, - сказали мы друг другу, но камеру доставать не очень-то хотелось. ЕЩе и дождь.

А мы вымокли абсолютно, загрузились в машину и поехали в Звенигород.

В Звенигороде монастырь был более веселым и приветливым. На обратном пути прочитала - вход в брюках женщинам - воспрещен. Но это уже был обратный путь. Я даже что-то подумала, а как же если в джинсах, но с чистыми помыслами. С другой стороны, действительно, в чужой монастырь со своим уставом. Вот в Англии будет много храмов, где можно будет просто так посидеть в тишине и никому не будет дела, в брюках ты или без.

В Звенигороде везде были таблички - хода нет. Ну нет хода и все тут. Что уж сделаешь. Чужой монастырь. На выходе из монастыря купили пирожки с капустой, яблоками. Запахи были странные сегодня. Прелая листва, сырость, тяжелый воздух, тоска, разлитая в воздухе. В общем-то, когда что-то для себя уже решил, остается только ждать. Главное, уметь ждать. И все будет.

И обратно поехали. Еще один день.
И еще были фразы - в буддизме вся ответственость за тебя самого на тебе самом. Хотя я могу и переврать конечно. Но похоже на то.

А еще у Варвары сегодня были танцы. У нее нет партнера малчика. У нее есть партнер девочка. Ниже ее на голову, не попадающая в такт. Как они сегодня отлично танцевали польку. Я пыталась сдерживать смех. Но это все-таки было невыносимо смешно
Tags: Варвара, Звенигород, Новый Иерусалим, истории, поездка, рассказки
Subscribe

  • (no subject)

    - и да, было весело. Особенно, когда мой экс и почти экс столкнулись на палубе. Большая компания отмечала что-то на корабле. И почему они там тоже…

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • (no subject)

    - и да, было весело. Особенно, когда мой экс и почти экс столкнулись на палубе. Большая компания отмечала что-то на корабле. И почему они там тоже…

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…