Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

много буковок себе на память

Сначала я к своей тетеньке-доктору ездила. Потому что ноги вдруг начали отваливаться. Вроде как вернулась в Москву и сразу все отваливаться начало. Ну и холодно все время. И Москва для меня такой город - где у меня сразу все оптом начинает отваливаться.



Тетенька-доктор рассказала про инь и янь в очередной раз, сообщила, что пустоты внутри меня пугают, но все не так плохо, как она думала изначально, глядя на мой ужасный язык, предположила, что летом я много алкоголя потребляла, я скромно сказала, что умеренно. Ну у нас ведь у каждого свои нормы умеренности.

- Вот, вот, - сказала моя тетенька-доктор, - то-то пустоты такие большие и в печени, и в почках.
Выписала мне мильон травяных шариков, сообщила, что алкоголь противопоказан, в очередной раз сообщила, что надо бы как-то соблюсти режим. Ну и мильон скучнейших вещей. Сказала, чтобы не ела ничего-ничего сырого, никаких фруктов и овощей в сыром виде. А она вот если скажет, то потом от любого сырого фрукта мне тут же бац и плохо. Видимо, это на меня как гипноз действует.

Выползла в город приободренная. Вот сейчас выпью все мильон шариков, ноги перестанут отваливаться и сразу наступит счастье. И можно будет еще в Москве слегка потусить.

Пока рассматривала голубей в луже, они так бодро в ней купались, размышляла кому бы позвонить. И чтобы именно с этим человеком, кому бы позвонить, комфортно было потом, бродить по Москве и молчать.

Минут пять думала, кого хочется сегодня видеть, а кого нет. И кто захочет видеть сегодня меня, а кто нет. И где чем-нибудь покормят, а где нет. И до кого ехать близко-близко.

- О, - радостный голос в трубке, даже чересчур радостный, неожиданно радостный, - а я вот сижу и думаю, что ты сейчас позвонишь и мы пойдем гулять.
Ну да, последний раз я звонила неделю назад, но вряд ли во вторник. Наверное это даже была среда. Так что совершенно непонятно, с чего такая уверенность, что я вот прямо сейчас позвоню.

- Я на Красных воротах, - говорю, - у тебя сегодня приемный день?
- Пешком пойдешь ко мне? - вопросом на ответ, - тогда минут через сорок будешь.
- Не, на метро поеду, - отвечаю, - нога болит.

Хорошо, когда твои друзья живут с видом на Красную площадь. Не знаю даже почему, просто хорошо и все.
Заруливаю в подворотню, прохожу странные подъезды, она уверяет, что там сквоты, и что можно было бы туда зайти, но как-то опасно может быть в этих подъездах, что она нутром чует, что опасно.
Она ничего не боится, и если говорит, что опасно, это значит, что да, опасно и мы туда не пойдем.

- Кашу будешь? - спрашивает она, я еще только в дверь протискиваюсь.
- Смотря какую, - говорю. Я очень осторожно отношусь к тому, что готовят другие. Хотя все мы, наверняка, такие. Сначала надо посмотреть, как это выглядит. А потом решить.
- Овсяную, - отвечает.
- О, отлично, овсяную буду, - говорю я, - у меня три дня болела голова и я выпила гору таблеток, они теперь лежат в желудке горкой и желудок страдает, так что овсянка будет в самый раз.
- Здорово. А то я не умею готовить маленькие порции, - отвечает она и весело ставит кастрюльку на плиту. И что-то туда насыпает, наливает, помешивает, - отгадай, за сколько я купила билеты в Аргентину? Ну отгадай!
- Когда летишь? - спрашиваю.
- Ну отгадай, за сколько?
- Тридцать тысяч? - наобум спрашиваю я.
- Нет, пятнадцать, - отвечает.
- Да, круто, - говорю я равнодушно, - мне гораздо интереснее какого числа?
- В начале мая, - говорит она, - между прочим билеты были от пятидесяти тысяч, далее везде, - укоряет она меня за равнодушие.

- Ну да, тогда тем более круто. Слушай, начало мая - это так нескоро. Я так долго ждать не умею. Это же сколько времени пройдет, откуда ты знаешь, что будет весной? Я бы так точно не смогла планировать.

- Ну так потому они такие дешевые, - объясняет она, - а ты как думаешь можно найти такие дешевые билеты? Только если заранее их искать. Я хочу проехаться по побережью, доехать до самого севера. У меня будет два месяца. Пытаюсь сейчас себе найти попутчика, чтобы машину вместе арендовать. Одни придурки попадаются пока.
- Ну если бы это было не лето, - говорю неуверенно я, прикидывая, смогу ли я заработать бабло до весны на два месяца путешествий, - я бы поехала. Но летом я не могу.

И еще я думаю, что я тоже под определение "придурок" отлично подхожу.

- Хм, - говорит она, - билеты уже кончились. Я же тебе говорю, они были в течении часа и больше нет. Так что не получится тебе со мной в путешествие.

Она ставит на стол две симпатичные тарелки с кривыми краями, наливает туда овсянку.
Все мои друзья в этом плане такие эстеты, у них все такое красивое, все такое дизайнерское. Каждый раз зависаю, глядя на это все.

- Жидкая, ничего?
- Как раз отлично, а то живот болит, - сообщаю я ей лишние подробности.
Она нарезает банан мелко мне в кашу и кидает горсть изюма.

Мы какое-то время активно работаем ложками. В окне дома напротив женщины-клерки смотрят каждая в свой экран компьютера.
- Куда кота дела? - спрашиваю.
- Отвезла к маме, - отвечает, - пусть привыкает. Только без него сейчас как-то слегка тоскливо. Я уже привыкла, что он все время по пятам ходит, спит рядом, утром будит. А теперь я без кота, как-то странно.
- Ага, как-то странно в гостях, а кота нет.

Пьем чай с лимоном. Она выкуривает сигарету, рассматриваем тетенек в окне напротив.
- Слушай, не знаешь, а Вася еще работает в редакции? - спрашиваю.
- Да, - отвечает.
- И Вадим наверное тоже, - она кивает головой, - Ужасно странные дяденьки, - говорю, - это они уже сколько в штате фотографами - лет пять или семь?
- Семь, - говорит она.
- Я бы повесилась, - бормочу.

- Ну ты и ушла через семь месяцев, - отвечает она.
- Ну да, ну а как они так могут, изо дня в день, одно и то же, скучно.
- Они деньги зарабатывают, - говорит она, - понимаешь, тут или деньги зарабатывать. Или хобби. Чтобы получать удовольствие от работы, да еще и деньги зарабатывать это надо, чтобы сильно повезло.
- Вроде как мне, - смеюсь я.
- Да ладно, у тебя вечно нет работы. Но тебе же нравится да - не ходить на работу?
- Нравится.

Она еще долго выбирает из гардероба, что бы натянуть.
Я стою на электронных весах и задумчиво смотрю на циферку.
- Мне не нравится этот свитер, я из него выросла, - говорит она, - возьмешь?
- Давай померяю, - не двигаюсь я с места, все глядя на циферку с недоумением, - буду тобой пахнуть.
- Нет, ты будешь не мной пахнуть, а средством от моли, - говорит она, - что ты так на весы смотришь, все надеешься, что будет другая цифра?
- Ага, никак не могу поверить, точно должно было бы быть килограмм на пять меньше.

Она осматривает меня критически.
- Мне кажется, что ты уже несколько лет точно не меняешься.
- Ты посмотри на мои щеки, - возмущаюсь я, - раньше они у меня были в сто раз меньше.
- Ну щеки, это - старость, щеки и должны отвисать. Они у тебя просто отвисли. С возрастом, - добавляет она.
Я слезаю с весов, натягиваю свитер.
- Какая-то я в нем нелепая, давай его Насте отдадим, ей точно хорошо будет? - предлагаю я
- Не, у Насти слишком большая попа для этого свитера, - говорит она.
- Ну вот, значит никто не будет пахнуть тобой, - снимаю я свитер.
- Не мной, а средством от моли, - добавляет она.

Она натягивает очередные джинсы.
- А помнишь, когда ты из Индии приехала, у тебя такие отличные джинсы были?
- О, точно, вот сейчас я их и надену.

И все по новой - новое белье, новая футболка, новые джинсы, новый свитер.

Мы наконец-то выходим на лестницу.

- А за мной девушка ухаживает, - говорю я ей, вроде как хвастаюсь. Я дразню ее, на самом деле.
- И что? - спрашивает она с недоумением.
- Ну просто, забавно ведь. За мной всегда ухаживают девушки. Это ведь забавно?
- Почему ты придаешь этому такое большое значение? - удивляется она.
- Я не придаю этому большое значение, я просто тебе рассказываю.
- Нет, просто так ты бы это не рассказывала. И кстати, скажи, вот что она в тебе такое нашла, что ухаживает за тобой.
- Во-первых, она не первая, - улыбаюсь я, - во-вторых, я, между прочим, очень милая и со мной весело. Правда, правда, со мной можно повеселиться.

- Ты милая? - удивляется она, - и большей зануды я в своей жизни не встречала. К тому же и бездельница. Да еще и наверняка динамо-машина. У тебя это на лбу написано. Я тут, кстати, тоже встретила девушку. И подумала, что если я вдруг ошиблась со своей ориентацией, то с этой девушкой я проживу оставшуюся жизнь.
- Интересно, знает ли об этом девушка, - бормочу я, - и вообще, посмотри на себя, как бы ты могла ошибиться с ориентацией, и все твои мужчины тоже?

Обмениваясь любезностями, наконец доходим до Аптеки.
- Э, заворачивай, - подпихивает она меня к входу, - здравствуйте, девушка, - строго говорит она, есть ли у вас прокладки без крылышек?
- Без крылышек нету, - отвечает девушка, - есть только с крылышками.
- Как это возможно? - укоряет она девушку, - вы не могли бы получше посмотреть?
- Зачет тебе без крылышек? - спрашиваю я, - слушай, а может до другой Аптеки дойдем? Там могут быть без крылышек?
- А возьмите на каждый день, - говорит девушка.
- Нет, на каждый мне не надо.
Я рассматриваю стройные ряды презервативов, у коробочек красивый дизайн, у многих коробочек - красивый дизайн.

Мы еще заходим в шляпный салон. Она меряет шляпки. Бесконечно меряет шляпки, я рассматриваю Татлер, думая о бестолковости всех гламурных журналов вместе взятых.
- Ну как тебе? - спрашивает она меня, демонстрируя странную шляпку.
- И когда-то она была арт-директором, - закатываю я глаза, - моим арт-директором.
- Ну это никуда не девается.

Она перемеривает мильон шляп.
- А что бы вы хотели? - спрашивает ее продавец.
- Ничего такого я бы не хотела, - отвечает она, - просто хочу что-нибудь померять.
Останавливается на одной.
- Знаешь, я не готова покупать шляпу за сто пятьдесят долларов, -говорит она в итоге.
- Я тебя понимаю, - киваю я головой, - все еще рассматривая Татлер.
- Нет, это отличная фирма, - уговаривает она себя? - это такой фетр, его как свернешь в трубочку, потом развернешь, а шляпе ничего не будет.
И мы выходим из магазина без шляпы.

День как день. Выруливаем к Столешникову, идем в сторону Петровки, заходим в церковь. В церкви нам тут же сообщают, что нам туда не надо. Вот не надо и все тут.
- Сегодня сюда нельзя, - говорят нам.
- Я так и знала, - говорю я, - меня вечно отовсюду выгоняют или гадости говорят.
- Это потому что у тебя такой настрой. Ну вот, я не смогла тебе показать лучший вид от этой церкви на Москву.
Переходим бульвары. Нам надо дойти до Сущевского вала. Мы бродим по Москве, изучая новые маршруты.
На двери написано - хостел.
- Давай зайдем, - говорит она мне.

Милая девушка показывает нам комнаты, рассказывает, где душевые и туалеты. Что можно пользоваться кухней, на кухне чайник. Что комната стоит, вне зависимости, будут там трое или один - две тысячи рублей.
- Это ты для кого спрашиваешь? - спрашиваю я ее. Хостел мне тоже нравится. Пять минут до Цветного бульвара.
- Ну вот сейчас сдам квартиру, - отвечает она, - как-нибудь захочется в городе выпить. И где я тогда спать буду? Нет, ну, конечно, можно спать там, с кем пьешь. Но я предпочитаю независимость все-таки. А за две тысячи как-нибудь переночевать в центре не так уж и плохо. Всего-то пятьдесят евро, да?

Мы бредем сквозь странные дворы, рассматриваем деревья, которые растут из старых домов, не разобранные еще веранды ресторанов.
- Просто грузинское кино, - говорит она мне.
- Представляешь, а моя подруга Виви в Париже была в гостях у Иоселиани. Сказала, что это просто удивительно - чем больше человек, тем он скромнее в жизни.

Мы доходим с ней до ремонтных мастерских. Игривая реклама. Полуодетая девушка на шесте перед автомобилем и надпись - поменяем ваши шины.
- Новый сервис, - говорю я ей, - пока мы меняем ваши шины, вы не скучаете, наши девочки всегда помогут провести время.
- Ага, такие эротические фантазии американского школьника, - говорит она. И мы тут же замираем перед следующей вывеской. Собственно белый козырек весь в лапах от кошек и собак.
- О, - говорю я, - спорим, это ветеринарная клиника, каков креативчик?
Мы подходим поближе и читаем, что да, ветеринарная клиника.
Следующая дверь - на ней остов машины, такой жалкий полудохлый и надпись - мы переберем ваш мотор.
- Представляешь, такую комедию - моль съела вашу машину. Он садится в машину, заводит мотор, в этот момент гигантская моль летит в небо и от машины остается одна труха.
- Нет, ну что ты, там где речь идет о моли - это всегда ужас, - говорит она, - он садится в машину, заводится, достает зажигалку и в тот момент, когда подкуривает сигарету - фонтан бензина в лицо, а машина оседает в труху.

- У нас слишком много ужасов вокруг, давай лучше пусть это будет комедия?

Потом она сдаст квартиру и уедет за город, я уеду в Лондон, она уедет в Испанию, я уеду еще куда-нибудь, она уедет в Аргентину, я уеду в Лондон... И когда мы с ней опять погуляем по городу
Tags: бессмысленные рассказки на память, истории
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (без темы)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (без темы)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • (без темы)

    у нас в доме никак не закончится капитальный ремонт. Сначала они улучшили все подъезды - поменяли батареи, коммуникации, покрасили все в дурацкий…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments