Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

- А это твой новый бойфренд? – спрашиваю.
- Да, - говорит он, - заключая уже в объятия Мэта. Сними нас вместе или ты больше меня не любишь?
- Можно я только объектив поменяю на более хороший, - спрашиваю я, меняя объектив.

Далее обычная история. Шон кривляется, Шон орет на весь Ковент Гаден, Шон стоит на голове, майка его задирается, обнажая тощий живот, нас все обходят, на нас все выворачивают шеи, Шон целует своего малчика, тот шарахается от него смущенно.
- Шон, прекрати, - говорю я Шону, - здесь я главная, сейчас я буду командовать, а вы будете слушаться. И перестань смущаться, - говорю я Мэту, - если уж ты имеешь дело с Шоном, то смущаться бессмысленно.


Я снимаю их минут десять - стоя, лежа, сидя и в телефонной будке.
- А ты снимаешь портфолио? – спрашивает Мэт.
- Да, - отвечаю, - только я уже уезжаю и у меня будет мало времени.
- Сколько ты возьмешь с него за это? – спрашивает Шон
- Он - твой друг, бесплатно. Только мне надо будет подписать модельный релиз. И все.
- О мы согласны, - говорит Шон, - ты посмотри, посмотри какое у него тело, - и он начинает задирать футболку на Мете, - покажи ей.
Мет смущается.
- Шон, прекрати, пожалуйста. Он потом разденется для меня, когда я буду его снимать.
- Нет, я хочу, чтобы он сделал это сейчас, - говорит Шон, и задирает футболку на своем бойфренде, обнажая юное стройной тело с татуировкой на плече.
- Ты решил показать всему Ковент гадену стриптиз в очередной раз? – спрашиваю
- Почему бы и нет, - отвечает Шон.

К нам подходит Сержио, настоящий такой бразильский мачо. Смотрит очень недобро на Мэта. Мэт ежится. Так прямо ощутимо, как он внутри скукоживается.
- Привет, - говорит он Шону, - надо дела обсудить.
- Познакомься, это – Мэт, - говорит Шон.
- Твой новый бойфренд, - кивает презрительно Сержио.
- Да, - отвечает невозмутимо Шон
- Ты должен выйти за него замуж, - говорит Сержио Мэту.
Мэт отводит глаза.

Мы болтаем с Мэтом, пока Сержио с Шоном обсуждают взрослые дела.
- Тебе сколько лет? – спрашиваю я Мета, думая о том, как любит Шон несовершеннолетних.
- Девятнадцать, - отвечает Мэт.
- Ага, любимый возраст Шона, - говорю я.
Мэт хихикает.

Мы договариваемся с ним о съемке.

Шон зовет меня с ними в кафе. Но у меня план, говорю, что увидимся завтра.

-Эй, у меня нет твоего телефона, - говорит мне Шон напоследок и записывая мой номер, пишет чей телефон – Pocka, Pocka, - так это выглядит.
Они меня там так зовут. Смешные такие. Единственное русское слово, им известное. Вернее он пишет как PAKA, подразумевая русское – пока. Этому слову их Сержио научил. Шон, давай я тебе уж тогда правильнго его напишу.

Когда темнеет я иду мимо часов на Ковент Гадене, натыкаюсь на Марселя. Мы с ним здороваемся.
- Как сегодня – удачный день? – спрашивает Марсель.
- Ничего, - говорю, - сначала много наснимала. Потом встретила Шона с его новым бойфрендом и стала снимать их.

- Вот дерьмо, - просто меняется в цвете Марсель.
- Что такое? – удивляюсь я.
- Ну как так можно, ненавижу его.
- Кого? – удивляюсь я еще больше.
- Шона, - мрачно говорит он, - ненавижу геев.
- Подожди, неужели тебе есть дело кто с кем спит? – это страшно изумляет меня. И как можно ненавидеть Шона.
- Это очень плохо, - убежденно говорит Марсель.
- Чем же это плохо, ну кто-то спит с кем-то, чем это плохо?

Он на минуту задумывается:
- Это ненормально.
- Почему? Кто-то спит с кем-то и тебя это волнует - это ненормально. Почему тебя это должно волновать? И что такое норма? Кто ее придумал. И что тебе с того?
- Ну как же, так человечество вымрет, - Марсель раздражается на глазах.
- Человечество убивает себя в огромных количествах. Непрерывные войны. Это ненормально. Оно вымрет самостоятельно без помощи геев. К чему, вообще, рожать детей, чтобы их потом убил кто-то? А вот все-таки постельный вопрос, и почему он волнует людей, странная история. Ну расскажи, правда, какое тебе дело до того, кто с кем спит, с кем сплю я, с кем спит Шон?

Марсель смотрит на меня с изумлением. Видно, как что-то там внутри его перещелкивает и как я из стана своих перехожу в стан чужих. Быстро так перехожу. « А я то думал...» Так и читается в его глазах. Помнится, как-то я упомянула одному инструктору по вождению что-то про еврейские корни, он так изменился в лице – а я то все думаю, - говорил он мне, - что с тобой не так. Теперь понимаю. На том мы тогда и расстались.

Я удивляюсь про себя, что вот человек чернокожий так рьяно ненавидит геев. А ведь не так давно чернокожие были красной тряпкой для кучи народу и это было ужасно. К примеру. А второй чернокожий, приехав в Лондон из Нью Йорка, страшно возмущался тем, что понаехали тут в Лондон азиаты и индусы. А один белый русский гей, страшно возмущался тем, что у него в группе было какое-то количество черных граждан.

Рассизм – такая смешная штука в независимости ни от чего. Логике не подвластно. Дурное воспитание, первобытные страхи, инакость всегда пугает. Если еще злой и глупый – все еще хуже в такой ситуации.

Марсель еще пытается мне двигать, что главное – это любовь, и что у него внутри любовь, а вот как у этих геев может быть любовь внутри. И я понимаю, что я, видимо, больше не смогу общаться с Марселем. И дело не в геях.
Tags: Лондон, рассказки
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments