Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Я уже сержусь. Потому что она на другом конце города. Потому что уже полодиннадцатого. И это – Лондон, не Москва, здесь все закрывается рано. Если только не тащиться в ночной клуб. Но у меня нет таких планов. Я ничего ей не отвечаю. Я выползаю в ночь

- Я приехала с ощущением такой старости, - мысленно сообщаю я Дарлинг, - это ужасно, что ты не идешь со мной гулять. Я каждый раз думаю, что все, больше ничего не будет. Я такая старая. Эта Москва что-то ужасное делает с людьми. Они скукоживаются. Они стареют на глазах. Смотри, прошло две недели и я оттаяла. Я опять умею улыбаться. И мне так хочется порезвиться. Пойдем, а. Я вернусь во вторник домой. И всю зиму буду сидеть на своем девятом этаже, смотреть на серое небо. И больше ничего. У меня не будет этих ночных прогулок по мокрому городу, и этих огней, скользящих по асфальту, и криков толпы, и запаха специй на Бриклейне.


.

Иду в свой паб на Бриклейне. Не то, чтобы он был самый ближайший. Но в нем не так грустно в одиночку. Те, где было бы тоже ничего, еще дальше – на Бродвее. Я туда уже просто не успею дойти.

В этом пабе я знаю барменшу. В этом пабе есть камин. И здесь нет совсем туристов. И люди, живущие на бенефитах, местные психи, прекрасно сочетаются с людьми, которыми работают тут поблизости и модными малчиками Бриклейна.

В пабе не протолкнуться. Кое как пробираюсь к барной стойке, беру свою пинту сидра. Пристраиваюсь у двери. Рассматриваю, можно ли где-нибудь усесться. Но все какие-то странные компании. Кто-то слишком юн, кто-то слишком стар, кто-то слишком пролетарий и чересчур пьян.

- Эй, - говорят трое не очень молодых мужчин, сидящих у барной стойки, - мы сейчас идем покурить, а потом сразу побежим к метро. Хочешь, садись, эта табуретка твоя.

Я улыбаюсь. Усаживаюсь на табуретку. Полдела сделано. Стоять у входа со своей пинтой слегка уныло.

Но они не уходят в полном составе. Двое уходят покурить. Один остается.
- Ну, - говорит он, - ты не думай, что я так странно одет. Я болельщик, я болею за регби команду. Знаешь такую?

Конечно же я не знаю. У него такой сильный акцент. Какой бывает только у самых-самых английских дяденек, почти ничего не понимаю.
- Ну, - говорит он,- как тебя зовут?
- Лена, - говорю я
Он пытается повторить, но получается что-то странное.
- А меня Стив, - в конце говорит он.
- Чем ты занимаешься? – спрашиваю, чтобы поддержать беседу.
- Дизайнер, - говорит он, - просто дизайнер.
- Здорово, а я – фотограф.
Он меняется в лице. Я его понимаю, каждый фотограф сейчас. Каждый-прекаждый. Ну что я могу поделать. Я не могу соврать и сказать, что я – банкир, или – медсестра, или слесарь, к примеру.

- Ты работаешь тут? – спрашивает.
- Нет, - отвечаю, - приехала на какое-то время.

Он долго и нудно выясняет, на сколько я приехала, почему я приехала, зачем я околачиваюсь в Лондоне. И видно, что после того, как я сказала, что я – фотограф, я ему активно не нравлюсь.

Он кривится, глядя на меня.
- Ну и где ты была еще кроме Лондона?
- Много где, - отвечаю, - в Кембридже, у меня там друзья. Мы ездили по разным английским деревням. Только я не знаю их названий. Еще у меня издатель живет в Вистабле.
- Кто? – спрашивает он с отвращением, - какой такой издатель?
Я начинаю рассказывать историю, как один товарищ нашел меня на фликре и решил издать мою книгу...
Он прерывает меня:
- И что это будет за книга?
- Портреты, - говорю, - портреты в интерьере. Это была не моя идея.

- И что, это будет на Амазоне? – кривится он.
- Не знаю, - отвечаю по-честному, - точно будет в каких-то английских магазинах в следующем месяце.
- Ха, - говорит он, - кому нужна книга русского фотографа в английских магазинах накануне Рождества?
- Не знаю, - отвечаю я, - если честно, мне все равно. Это не моя идея.
- Нет, это так глупо, - продолжает он, - книга про русских в Лондоне. Кому это вообще может быть интересно? И он кривится еще больше.И как ты говоришь, тебя зовут?
- Это не важно, - говорю я ему, - все равно забудешь.
- Нет, почему же, сейчас придут мои друзья, я же должен буду им рассказать как тебя зовут.

Я вдруг страшно расстраиваюсь, а потом также быстро начинаю злиться. Мало того, что это мой последний вечер в Лондоне и дарлинг не смогла со мной никуда сходить, и никакой компании, еще и тут кто-то пытается испортить мне вечер.

- Знаете, - говорю я ему, - мне кажется, что вы мне пытаетесь сказать, что-то очень неприятное. Давайте не будем общаться. И я поворачиваюсь к нему спиной.

Тут как раз приходят его друзья. Один оказывается его братом-близнецом. Второй тоже дизайнер, десять лет вместе работают.
Tags: истории, рассказки
Subscribe

  • (no subject)

    Варя пару дней назад. Звонит: - А папа дома? - Нет. - Ну ладно, тогда тебе покажу, а папе потом. Сначала я думала, что это будет сюрприз, но кто…

  • (no subject)

    - Ты вчера поздно легла? - Вот не знаю, как так бездарно получилось. Пишет мне Филипп, спрашивает как дела. Я ему говорю, что у малчиков напротив…

  • (no subject)

    - Мне такой страшный сон приснился, что вы с папой разводитесь. До сих пор плохое настроение. - С чего это нам с ним второй раз разводиться? Папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments