Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Такая вот себе работа. И еще они всегда вызывают тебя на полтора часа раньше. На всякий случай. И ты эти полтора часа скучаешь, смотришь кино по своему плееру и иногда ходишь кого-нибудь снимать незапланировано, когда они говорят тебе это делать. Организаторов надо снимать тоже. Пока еще никого нет. Поэтому за полтора часа, почему бы и нет. Когда-нибудь я научусь озвучивать, что эти полтора часа на случай, вдруг ты опоздаешь, тоже чего-нибудь стоят.


Собственно, декабрь, Москва. У меня есть работа.
- Зачем это, мамочка, ты теперь так много работаешь? - спрашивает Варвара, - мне это совершенно не нравится. Сидела бы ты лучше дома со мной.
- Ну ты же хочешь летом поехать на пару месяцев куда-нибудь? - спрашиваю я, думая, что я тоже вот, к примеру, хочу в феврале, к примеру, в Лондон.
Почему бы и нет. Работа - это хорошо. Это - деньги, которые дают тебе свободу. Если же откинуть деньги, это, на самом деле, вполне себе тренировка, это ведь важно снимать в реальных условиях. Хорошо снимать каждый день. Практика - отличная штука. Ну и да, вполне себе фан иной раз.

Хотя, скучно. Если бы вы только знали, как скучно бывает на этих гламурных вечеринках, где почти все барышни - клоны. Такие все тотально блондинки или брюнетки, но выглядят как блондинки. И улыбаются заученно. А мужчины в пинжаках понятия не имеют, что значит реально повеселиться. Рады бы, но не научили. Бывает, что уж тут. Нанимали бы меня, вполне бы повеселились.

Такая вот вечеринка.
Еще один фотограф в паре. Это хорошо, когда кто-нибудь тебя страхует. Это хорошо, когда кто-нибудь работает с тобой в паре.

Но тут человек все время бежит на опережение. Знаете, да, обычная тема. Я как-то наблюдала на одной вечеринке. Все скучали и ждали звезду. И тут вылезла кошка. Один фотограф начал ее снимать. Просто от нечего делать. И что вы думаете. Минут через пять ее снимали почти все присутствующие фотографы, толкаясь и залезая друг к другу в камеру, чтобы успеть. На всякий случай. Ведь кто знает, зачем он ее начал снимать?

Вот так и здесь
И я прошу его вежливо:
- Пожалуйста, давай ты не будешь лезть ко мне в кадр. Мы работаем вместе. Мы - команда, нам надо выдать какое-то количество кадров. Это не соревнование. И если мы снимаем одно и то же, ты же можешь слегка подвинуться, не надо передо мной забегать.
- Ну понимаешь, - говорит он важно, - если это я этих клиентов поставил в кадр, я их и буду снимать. И там где мне удобно.

Я пожимаю плечами. Ну что ж, дерзайте. Спорить с ним что-ли. Пусть кто-нибудь другой его научит.

И все время организаторы рассказывают, что надо снимать. Они хватают тебя за руку, они ведут тебя и объясняют на ходу - сейчас будем снимать Йоку Йону, а сейчас даму в бриллиантах, сейчас она выйдет из туалета, жди здесь.

Я в этом плане - неправильный клиент. Я все подвергаю сомнению. Я объясняю, что нет смысла снимать внизу у входа, когда клиенты только приходят в верхней одежде. Это пустая трата времени, мы можем их снять наверху. Когда они уже посмотрят в зеркало, сходят в туалет и дойдут наконец до нас.

Я пожимаю плечами и ворчу, когда объясняют, что надо бы поснимать ступени. Второй фотограф идет и снимает. Я тоже иду, и снимаю интерьер с лестницей. А он снимает ступеньки. Они говорят, что надо снять флаги на улице. Я возмущаюсь тут же, я всегда так делаю, если мне кажется, что это неправильно. Ветра нет, флаги поникли тряпочкой и на них не видно ни слова, ради чего все это затевалось. Он идет и снимает, сказали копать, значит копать. И как вы думаете, кого позовут в следующий раз? Я то и непротив. Фотограф приходит и говорит:
- Там вдруг подул ветерок, и они слегка рассправились. Флаги.
- Здорово, - говорю я. Мне почему-то страшно смешно

Народ прибывает. Надо снимать у стенда. Смешные эти картинки получаются у стенда, где буковки написаны, ради чего мы все здесь сегодня собрались. Кто не в курсе, всегда есть стенд – лучшая компания года, к ней приставляют звезду, а мы, фотографы, снимаем. Барышни надувают губы трубочкой, юноши, кстати, тоже. Все задирают подбородки. И это так трогательно.
Я все время прошу их не задирать так подбородки. И все, все преисполнены собственной важности.

Потом начинается шоу. Специальные люди выигрывают специальные штуки.
- Там будут надорванные билетики, - говорит организатор шоу девочкам-блондинкам в коротких платьях, не перепутайте. Выиграть должны те, у которых надорванные билетики.

Потом показывают разные шоу и под затравку объявляют молодую звезду.
В Лондоне таких каждый второй. Из тех, кто выступает на сцене. Голос, харизма, обаяние. Толпа слегка хмурая. Молча слушает. Жалко, что я кричать не умею. Было бы здорово уметь выражать свое удовольствие еще и таким образом. И только один известный русский певец в возрасте, хлопает и видно, слушает с удовольствием.
- Профессионал, - говорят организаторы, - тут только что группка третьесортная была, так кисло на это все смотрела, типа, кого, кого вы привезли.
Мне же интересно, помнит ли этот певец меня, я как-то снимала его на обложку.

Сначала ко мне подходит поджарый молодой человек с конечно же блондинкой. Он достает толстый кошелек и говорит надменно:
- Сейчас я вам дам денег, и вы отправите мне снимки, на которых будет моя девушка.
- Зачем мне ваши деньги? - удивляюсь я.
- Ну как же, вы ведь мне пошлете картинки?
- Хорошо, я вышлю просто так. Что-то мне не хочется брать у вас денег.
Он пожимает плечами. Оставляет свою визитку. Его блондинка весь вечер ходит за мной следом, вешается на всех звезд и требует ее фотографировать. Если бы только на звезд, под конец вечера она уже пристает к моделям и даже кого-то хватает за грудь. Я по-честному отправляю все фотографии, позже.

Потом как-то все заканчивается. Я отлавливаю девушку-босса.
- Слушай, так скучно. Можно ты мне принесешь красного?
Она приносит граненный стакан красного.

- Смешно, - говорю я и ухожу за пульт девушки диджея выпивать. Вроде как на работе пить не положено.
На таких мероприятиях самые приятные это вот официанты, диджеи и прочая обслуга типа меня, если в кадр не лезет непрерывно.

Потом меня зовут, все время зовут, толпа напилась, всем хочется сфотографироваться с малчиком из Лондона. Новой звездой

И мне так скучно. Я отставляю стакан и иду веселиться.
- Слушай, можешь на время забыть о своей жевачке? - спрашиваю я мальчика звезду. Я забыла, как будет по-английски – жевать.
- Чего она тебе сказала? - спрашивает самый большой босс самой большой в мире компании, который собирается фотографироваться с мальчиком-звездой.
- Чтобы я забыл про жвачку, - отвечает он и мило улыбается.

- Ну да, конечно, - говорит босс и наконец-то улыбается мне по-настоящему.
Потом идут потоком тетеньки с бриллиантами, которые хотят сфотографироваться с малчиком.
- Next, - каждый раз говорю я, и малчик улыбается, - эй, ты чувствуешь себя звездой?
- Sure, - отвечает он
- Сколько тебе лет? - спрашиваю я его, когда он оказывается рядом.
- Двадцать два, - говорит он, улыбаясь.
- О, почти возраст моего сына, - говорю я ему, - представляешь?
- Да ладно, отстраняется он.

Тут появляется Тимоти. Тимоти очень важный. Правда, он не улыбается. Он просто лучится от собственной значимости. И очень серьезен. Настоящие чуваки никогда не улыбается за просто так.
Ну и как всегда по кругу. Малчик звезда с Тимоти. С хорошей такой улыбкой. И вы бы слышали какой у него голос. Потом все боссы по очереди с Тимоти. Тимоти очень важный. И каждому боссу надо с ним сфотографироваться. Это хорошо для рекламы.

Я спрашиваю девочку-организатора. Она очень милая.
- Хочешь с Тимоти сфотографироваться?
- ну что ты, - говорит она, - это очень неловко.
- Фигня, - говорю я, - решайся. Он сейчас быстро уйдет. Мне не трудно. Пока я в настроении. Давай.
Она молчит.

Я подхожу к Тимоти и спрашиваю:
- Не могли бы вы сфотографироваться с девушкой, пожалуйста, она ваш фанат, мечтает об этом всю жизнь.
Ни один мускул не дрогнет в его лице. Он важно соглашается. В конце концов зачем его пригласили?
И я снимаю их.
Она смеется.
- Ну что, а теперь с английской звездой?
- Да, если можно, - говорит она.
Я тащусь за английской звездой. Понимаете, он реально уже звезда и будет очень-очень звезда. Он мило улыбается и говорит:
- Где встать?
И он встает в нужном углу, и делает все, о чем я его прошу.
Вау. Правда.

Я ухожу за пульт, допиваю вино. Становится чуть-чуть веселее.

Как раз при выходе меня отлавливает один из боссов с агентом малчика звезды. Агент хмур, харизматичен, и очень хорош. Весь вечер я пытаюсь его снимать, весь вечер он смотрит на меня хмуро.
- Слушай, - говорит босс, - сними нас.
- Хорошо, - отвечаю я, - давай только, сделай нормальное лицо, - говорю я агенту.
- Нормальное, хорошо, я могу улыбнуться, - неожиданно улыбается он мне.
- Нет, мне так не надо, мне надо нормальное. Ты весь вечер мне не улыбался. Видимо, я слишком ugly для тебя.
- Не глупи, - говорит он, и так улыбается. Что все получается.

И тут бигбосс, он, конечно же русский, достает свой толстый кошелек, отсчитывает какое-то количество денег, немаленькое, кстати, и, угадайте, что он говорит:
- Вот тебе деньги, завтра чтобы фотографии были у меня на столе.
- Знаете, - говорю я ему, думая, что да, почти все берут деньги в такой ситуации, что со мной не так, - это как-то вот совсем не хочется брать у вас деньги. Не могу даже объяснить почему.
- Ну это будет гарантия, что вы мне отправите фотографии завтра.
- Это как раз будет полная не гарантия, - отвечаю я ему, - что я отправлю завтра фотографии.
Он как-то вдруг грустнеет.
- Эй, - говорит ему агент. Он правда очень хорош, - сними меня с ней, - он выдирает у меня камеру и отдает бигбоссу.
- О, да, я занимаюсь фотографией, - говорит бигбосс.
- Это очень страшно, - говорю я, - страшно представить как он меня сейчас снимет. И у меня будет горе до конца моих дней.

Он два раза нажимает на кнопочку. Они еще потом требуют показать эти фотографии. На одной из них агент нежно целует меня где-то там в висок. Так папашки нежно целует своих детей. И я знаю, что я это все сотру. Никто не умеет снимать мое лицо. Никто не видит мое лицо. Что уж тут сделаешь. Судьба такая.

- Ну ты оправишь мне эти фотографии, - пристает бигбосс. Достает визитку и засовывает мне ее в карман. Теперь у меня полный карман визиток, пойди разбери, где кто и кому что отправлять. Да и надо ли.

- Где ты живешь в Лондоне? - спрашиваю я агента звезды
- Соуз Кенсингтон, - отвечает он
- Вау, - говорю я, - кто бы удивлялся, наверное ты очень богатый.
- Нет, что ты, - отвечает он
Я улыбаюсь, в этом районе живут русские и французы. И в бутиках там можно купить кучу вещей с леопардовой расцветкой. Очень posh райончик

Потом мы еще болтаем со звездой. Я говорю ему, что очень скучно здесь и надо бы взять виски. Он соглашается со мной. Я спрашиваю его о его планах на вечер.
- Домой поедем, - говорит он.
- Вы что, с ума сошли? - удивляюсь я, - попросите организаторов, пусть покажут вам ночную Москву. Это может быть очень забавно.

Вот организаторы потом спасибо мне скажут.

Еще я говорю девочке-организатору:
- Если бы ты знала, сколько денег мне сегодня предлагали. Я бы обогатилась. Но я не взяла.
- Ты не взяла? - удивляется она, - надо брать, ты что, это же деньги.
- Не, я не могу, - говорю я, - не знаю почему, как-то это унизительно они эти деньги предлагают. Что-то со мной не так.

Еще я натыкаюсь на другого бигбосса, мы сталкиваемся в узком проходе.
- Большие боссы должны идти первыми, - говорю я ему, пропуская его.
- Знаешь, - говорит он мне, какой у него английский прекрасный, - на самом деле, спасибо, что ты для нас сегодня работала. Правда. Очень приятно было с тобой иметь дело.

Собственно, я потом домой тащусь в грязный снег. У раздевалки сидит пьяная английская тетенька еще один бигбосс. Такая старая Бриджит Джонс. Она потеряла номерок и ей не дают ее пальто.
- Вы что, с ума сошли, - ругаюсь я на гардеробщиков, - отдайте ей ее пальто.
- Да она даже не помнит, как оно выглядит.
- Давайте я спрошу, что у нее в карманах.
- Она ничего не помнит, - говорят они.
- Эй, - говорю я тетеньке, - может надо все из сумки вытащить и посмотреть, может он где-нибудь внутри.
- Это бессмысленно, - говорит она.

Приходит девочка сопровождающая и уводит английскую пьяную тетеньку в такси. Без пальто.
А я потом на последней электричке домой еду. Деньги приятно греют карман. Прекрасная вечеринка, кстати, получилась
Tags: истории, работа
Subscribe

  • (no subject)

    и вот, я пришла позже всех. Понимаешь, С. пришла раньше всех, чтобы занять самое удобное место, где никто тебя не видит и ты можешь списывать. Мне же…

  • (no subject)

    У деточки моей сегодня день рождения. Люблю тебя очень. Очень, очень

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • (no subject)

    и вот, я пришла позже всех. Понимаешь, С. пришла раньше всех, чтобы занять самое удобное место, где никто тебя не видит и ты можешь списывать. Мне же…

  • (no subject)

    У деточки моей сегодня день рождения. Люблю тебя очень. Очень, очень

  • (no subject)