Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
И еще я так и не рассказала, чем последний Лондон закончился.
Хотя ничего такого и не было.
Проснулись утром с дарлинг. Часов в двенадцать, наверное. Она меня пыталась будить на запах завтрака. Но я все равно проснулась чуть позже, чем надо. Выдвинулись из дома. Было прохладно, то солнечно, то дождь накатывал. Хотя я уже и не помню. Можно найти картинки и посмотреть, что было в тот день. Но зачем терять время.


Пошли пешком, как обычно прошли доки, и яхты, кто-то даже пил кофе на своих яхтах. Дошли до Бриклейна, перешли Бетхнал грин роуд, свернули к Коламбиа маркет. Воскресенье. Цветочный рынок.
Дарлинг хотела купить себе очередную-внеочередную орхидею. Я ничего не хотела. Ну кроме как понажимать на кнопку. Мы слегка изменили маршрут, совсем чуть-чуть и неожиданно оказалось, что это очень многолюдная улица, где полно людей в сари со сланцами на босу ногу. Где продают и фрукты, джинсы за пару фунтов. Нет, их везде на бриклейне в этот день продают. Но эта улица, ответвление, она была мне до этого незнакома.

Дарлинг была голодная. Как раз из серии тех граждан, которым срочно нужно что-нибудь закинуть внутрь при первых признаках голода, иначе мало всем не покажется. Завела ее в одно заведение. Потайное заведение, которое вроде бы и прямо около известного маршрута, но знают только свои. Знаете, да, такие. Попадаешь в лавку старьевщика. Усаживаешься в древние кресла, падая почти до пола. И малчик с дредами приносит тебе большую чашку кофе. А ты сидишь, по сторонам головой вертишь, рассматривая все эти чемоданы, пианино, книги, людей вокруг.
Нас как-то Радек привел на день рождения Лео, год назад? Кто помнит.

Собственно на Коламбиа маркет рынок подходил к концу. Все так же зычно выкрикивали продавцы:
- шесть горшков фиалок за два фунта!
- апельсиновое дерево - последняя цена - десять фунтов!
Также свалены были в кучу цветы, которые не были проданы в тот день. И которые тут же разбирали, проходящие мимо, прохожие. Я как-то унесла охапку нарциссов для дарлинг. Они, впрочем, не стояли очень долго.

Прогуливаясь вдоль собирающихся продавцов, обратили внимание, раньше точно этого не было, зуб даю, или внимания никогда не обращала, на открытую большую дверь. Выставка-студия? Большое пространство, по стенам фотографии - портреты черно-белые. Внутри выставлен свет. Большие софтбоксы, огромный октобокс.

- Зайдем? - спрашиваю дарлинг.
- Давай, - кивает головой.
Прошли, рассмотрели портреты. Добротная такая студийка. Люди с эмоциями - кричащие, плачущие, смеющиеся. Эмоции, одним словом.

Мне больше интересно было на студию посмотреть.

Подошли ближе. И я как-то вдруг оказалась с другой стороны камеры. Никто же не знал, что там еще и камера.
Между фоном - нарисованный задник с бирюзово-синими полосами, ощущение - ветер дует и все разлетается в стороны, между фоном и камерой на подставке зажат велосипед. Перед ним - ветродув.

- Вы зашли на съемочную площадку, - вдруг откуда-то голос.
- Ой, простите, - хором говорим мы, - мы просто не заметили.
- Ничего страшного, - говорит нам слегка усталый, очень приветливый мужчина, - не хотите посниматься?

- Нет, нет, - отвечаю я, - я боюсь камеры.
- Ничего страшного, - отвечает он, - никто не заставляет вас покупать фотографии. Вы можете просто посниматься, а потом уже решить. Давайте я вам покажу, что у меня получается. Сегодня у нас все ездят на велосипеде.

Он подводит нас к большому экрану компа. На экране - велосипед на котором сидит семья из четверых человек, ветер раздувает их волосы и они все, широко открыв рот, громко кричат и только один из них - мелкий около года безутешно плачет. И это просто отличная фотография.

Дальше он листает картинки, и на каждой картинке - велосипед на фоне размытого задника - бирюзово-синего, на котором сидят где семья, где парочка друзей, где-то даже шестеро уместилось.

- Это у нас тема дня сегодня такая, - говорит он
- А какие еще бывают темы?
- Разные, - отвечает он, начиная листать другие папки, - вот к Новому году было, - и он показывает фотографии, где нарисованные черно-белые задники - горы, гора искусственного снега и на салазках сидят улыбающиеся семьи, парочки.... На других же, осень. Нарисованные деревья, падающие листья, крупные капли дождя нарисованные и люди под зонтиком обнимающиеся. Ну там много еще всего интересного было, - у нас каждое воскресенье - новая тема, - говорит, - ко мне некоторые уже пару лет ходят на такие съемки. Кого-то я помню - сначала с родителями, потом с бойфрендом, потом еще парочка детей. Забавно так.
- О, это то, что я хочу делать, - говорю я ему, - Что ты еще делаешь, кроме этого? - спрашиваю.
- Ну, - говорит он, - всякие коммерческие проекты, реклама, журналы. А по выходным - we have fun. А по выходным мы развлекаемся.

И знаете, он такой скромный-скромный. И одет, для нашего квартала, чересчур никак. В нашем квартале так никто не одевается. Ну если только случайные туристы.
Я все-таки отказалась сниматься. Хотя дарлинг была непротив проехаться со мной на велике, чтобы ветер развевал ее волосы и чтобы мы кричали в униссон и чтобы она вцепилась в меня крепко, чтобы не упасть.

Но понимаете, уже смеркалось. А еще не выполнила план по фотографиям. Смешно признаться. Но когда я не очень долго в Лондоне, у меня есть план, сколько надо в день нажать на кнопку. Впрочем, ну и ладно. И я не могла себе позволить, потратить полчаса своего времени. Тем более, зная, что я все равно не куплю картинку себя с дарлинг за тридцать пять фунтов. И тогда зачем же тратить время этого прекрасного человека. Хотя, на самом деле, я реально ужасно боюсь оказаться с другой стороны камеры.

Мы ушли. Я потом дома посмотрела его сайт. Он оказался заслуженным-презаслуженным, много наград разных галерей, в частности национальной портретной. И прочая-прочая. Впрочем, у него было такое хорошее лицо, что сразу можно было сказать, с таким лицом человек должен быть очень талантлив.

Потом мы с дарлинг вернулись домой, по дороге наснимав мильон всякого народу. Выпили чай с коньяком, холодно было. Теперь точно помню, что мы замерзли. Собрали мой чемодан и пошли обратно на Ливерпуль стрит, ловить мой поезд Я купила билет до Audley end, чтобы сэкономить пару фунтов. Контролеров, как всегда не было. Даже не пришлось сидеть в туалете.

Это было воскресенье. Во вторник Тамара отвезла меня в Хитроу. И было все как всегда, мелькающие деревья по бокам дороги, краснеющая листва, фазаны в кустах. Осень в полном разгаре. Не было ощущения, в первый раз, наверное, не было ощущения приближающейся трагедии в лице родины.

Я лежала на креслах в Хитроу. Рейс был поздний и обзванивала всех, кто был доступен. Чуть на самолет не опоздала. А мимо ходили люди в хиджабах
Компания была Аэрофлот. Первый раз в жизни в самолете были исключительно нормальные приятные люди. Несмотря на то, что все они говорили на одном со мной языке. Хотя нет, однажды мы летели в Лондон со знакомой съемочной группой, которая летела снимать Макаревича. В том самолете еще Паша Воля летел.
Одной девушке неожиданно стало плохо. И я первый раз такое видела, когда неожиданно весь самолет озаботился. Врача не оказалось. Но все-все подходили, предлагали помощь, лекарства и всячески заботились. Девушка сидела у стюардов в помещении на полу, ее отпаивали кофе. И стюарды были улыбчивые, приятные такие ребята.
Лондон смешной был в этот раз. Впрочем, как всегда. Каждый Лондон - новая история.

Дарлинг
Subscribe

  • (no subject)

    Приезжал сын Лева забрать гантели. Потому как фитнес тоже будет закрыт. А как же без спортзала нормальному человеку жить? - А есть ли у вас еда? -…

  • (no subject)

    - и да, было весело. Особенно, когда мой экс и почти экс столкнулись на палубе. Большая компания отмечала что-то на корабле. И почему они там тоже…

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments