Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Cначала я поныла, что я - лузер, потом поехала снимать день рождения.
Я умею ездить на машинке и быстро, и медленно. Но я не всегда сходу нахожу нужную мне улицу в незнакомом городе при отсутствии названий улицы. И еще с парковкой у меня плохо: когда она отсутствует - я впадаю в панику.

И надо сказать, что несмотря на все вводные, я опоздала всего минут на семь. Неплохо, я считаю. При том, что я раза четыре уехала совершенно не туда.

День рождения был прекрасен. Это называется - много думал потом. Красивому человеку исполнилось семьдесят лет. Красивый человек на свои семьдесят не выглядела.
И у нее была такая история.
Пока показывали слайд-шоу на стенке, я регулярно промокала глаза.
Друзья и коллеги из одного НИИ. В течении вечера: история - от рождения в Ленинграде и блокады до нынешнего возраста.

Было много песен советских времен, таких, знаете, ну мы все их помним. Даже рефлекторно большинство подпевать начинает, ну тех, кто родился еще в СССР.
И тут мне как-то подумалось, без привязки к той стране, в которой я родилась, я не склонна к патриотизму, хотя с детства его вбивали и вдавливали всеми доступными методами, но ведь это то, что уже есть в тебе, та страна, в которой ты родился, язык, который дан тебе от рождения, песни, запахи, детство, весьма голодное, но от этого ничуть не менее счастливое детство, бесконечные очереди, о которых мы все сейчас склонны рассказывать
несколько даже, как бы хвастаясь иной раз - это у нас было, этот пионерский галстук, который при выходе из школы надо было снять и сложить в карман. Вот это все оно уже сидит внутри и никуда не денется. Потому что это детство-молодость, и совсем неважно, где они прошли, антураж внутри остался навсегда.
И при звуках знакомых песен, как бы там ни было, чтобы ты ни думал о своем прошлом, ты все равно будешь подпевать.

И там с экрана говорили о том, как ученые ездили на прополку свеклы.
И я вдруг ощутила, как сначала в школе.Четырнадцать лет. Мы едем на автобусе на картошку. И взгляды на тех, кто тебе нравится, и взгляды от тех, кому ты нравишься и это ожидание чего-то эдакого, и сзади в автобусе можно сидеть на запасном колесе, и девицы орут какие-то романтические песни, и внутри все сжимается от печали и радости.

Потом институт, и поездки на картошку. В институте, это было очень волнующе. Представляете, да, у нас на физтехе соотношение было 10 девушек к ста гражданам, так говорили. И по институту идешь - равнение на тебя. У малчиков так головы и поворачивались.

А тут, картошка, у меня никогда не было пионерлагеря. Нас заселили в пионерлагерь и мы там дружно то ли неделю, а может быть даже две жили. И это было так весело. И это было начало новой жизни.

Мы ходили мазать малчиков зубной пастой.
Однажды, срезав бельевые веревки на улице, привязали двери, к дверям, там был длинный такой коридор, двери открывались внутрь и каждая дверь была напротив такой же другой.
И еще как-то приехали второкурссники, посмотреть на девушек, это такая тема была - интересно, кого набрали на первый курс, вернее каких девушек набрали. Дефицит - страшная сила. Была дискотека и это тоже было весело. Потом пьяные второкурсники, они казались такими взрослыми, завалились спать. И мы ночью связали им ботинки, шнурки к шнуркам и раскидали по всему корпусу. На шестом курсе одному из них я про это рассказала.
- Слушай, я тогда готов был убить того, кто это сделал, - сказал он.

На втором курсе я прекрасно провела все две недели в корпусе, ни разу не собрав ни одной картошки. Было холодно, слякотно. И я каждое утро натирала себе температуру, сидя в кабинете у медсестры. К тому времени мы были уже взрослые гражданки. Наши малчики удивляли тем, что пили одеколон, время было, когда не было алкоголя в магазинах. Я к тому моменту, пару раз пробовала шампанское. Взрослость была еще совсем другая.
И вот две недели, малчики пили одеколон, наши малчики, вечером устраивали дискотеку, днем отсыпались.
Как, как это все можно забыть. Это было так романтично все.

Лет десять назад, когда я первый раз попала в Прагу. Это был мой второй осмысленный выезд в западную страну. У меня тогда была прекрасная поездка, я ездила снимать отель-замок. И в один из дней нас с девочкой Галей, восемнадцати лет отроду, вывезли на экскурсию в Прагу. Полдня мы не могли отвязаться от старушки-экскурсовода, которая печально нам сообщила, что уплочено, и поэтому придется слушать, иначе в следующий раз у нее не будет работы. И оставшиеся полчаса, за нами должен был приехать шофер, мы сидели на главной площади, запах марихуаны, свободные люди повсюду, у меня еще тогда не было Лондона, и вдруг неожиданно группка немецких школьников. У них же это нормальная история, да, изучаешь по истории - Прагу и едешь на выходные в Прагу, к примеру.

И эти школьники, такие красивые, так хорошо одетые, такие раскованные, все сплошь блондины, они устроили полукруг и парочка из них, самых красивых сняли кепки с головы и пошли просить деньги, под гогот остальных, это они так развлекались.
И я сказала Гале, что это так обидно, что в моем детстве этот этап упущен, когда тебе четырнадцать, и ты едешь в абсолютно невероятно красивый город, у тебя есть джинсы, ты можешь целоваться на улице в свои четырнадцать с понравимшимся тебе малчиком, при всех, смеяться во весь голос и, вообще, делать все, что тебе вздумается.

Так однажды Тамара рассказала мне, как ей было обидно, когда она гуляла по Кембриджу, что она не училась в нем.

Но знаете, запахи глубже, когда у тебя этого не было, а потом вдруг появилось.
И зачем тебе порно, используй воображение.
И что думать о том, какой бы ты был, родись бы ты в другом месте.
Спасибо, что это не случился Афганистан или нищая Африка.

Потом меня еще звали выпивать, ловко опрокидывая стопку водки, и я спросила есть ли у них в НИИ физтехи.
Оказалось, что да, один из отделов. Наверняка с моего факультета, подумалось мне.
- Знаете, - сказала я, - а ведь если бы это еще был совок, я бы тоже, наверное была бы или инженером или каким-нибудь младшим научным сотрудником на сто тридцать рублей. Вязала бы, как моя мама в молодые годы, свитера, к примеру. Ездила бы на картошку и свеклу.

Меня эта мысль очень удивила.
На физтехе после третьего курса прикрепляли к базе - НИИ какому-нибудь, где тебе давали шефа, и он последующие три года тобой занимался - ставил задачи всякие, которые предполагалось ты должен решать более или менее успешно. Еще на базе читали всякие лекции. И в институте уже почти никаких занятий не оставалось.
На моей базе в отделе было человек пятнадцать. На них - три тетеньки лет тридцать. Одна постоянно ногти красила. Две оставшиеся книжки читали.
Я пыталась писать какую-то программу. Мой юный шеф, лет двадцати шести, готовился чего-то там защищать. В целом на базе было неплохо. Около шести тетеньки вставали и уходили по домам:
- До свидания, малчики, - нежно щебетали они на прощание. Тетеньки были не с физтеха. Поэтому они были чужие.

Дальше все мужчины доставали каждый из своего шкафчика какую-нибудь настойку и наливали, продолжая смотреть в экраны.

Где-то через час, начальник отдела подходил к двери, останавливался в задумчивости, прислонялся к косяку и через пару минут молчания говорил:
- Ну и что, вот приду я сейчас домой, жена подойдет, понюхает и скажет: "Опять, свинья, нажрался". И зачем мне это все, к чему? Ну его.
После чего он поворачивался и возвращался на свое рабочее место, доставал, убранную в ящичек, настойку и наливал.
И это происходило все три дня, когда я была на базе. Всегда, практически.

Из меня бы тоже неплохой ученый-младший-научный-сотрудник мог бы получиться.

Но знаете, как щемит сердце, когда вдруг все хором начинают напевать - взвейтесь кострами синие ночи, мы пионеры, дети рабочих, и ты почему-то даже тоже подхватываешь, не потому что ты до сих пор с тоской вспоминаешь о пионерии, более того, ты даже помнишь, как все это было плохо и неправильно, я в школе была аутсайдером, и у меня были проблемы и с этим тоже, но это просто целый кусок твоей жизни, который случился с тобой. Хочешь не хочешь, никуда не денешься от этого.
И только дети смотрят на это с полным недоумением. У них будет что-нибудь абсолютно свое. И они, кстати, тоже когда-то будут дедушками и бабушками.
Tags: истории, рассказки
Subscribe

  • (no subject)

    Бродили-гуляли по Москве с приятными людьми

  • Москва. Арбат. Флешмоб Мыльные пузыри

    Сегодня на Арбате случился флешмоб Мыльные пузыри. Так что теперь я вас буду мучать картинками про Москву, Арбат и мыльные пузыри. Лондон чуть-чуть…

  • (no subject)

    - Эй, родители, я что-то сегодня непродуктивна. У меня все плохо. - Что опять не так? - Я вдруг обнаружила, что задание, которое я делала сегодня,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment