Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Такое ощущение, как будто вот-вот и первая любовь. Только вдруг для себя сформулировала.
Весна?
Плохое, ничем не обоснованное, настроение на целый день. Первый раз в Москву без камеры, что снимать-то, небо ведь серое, и даже если сожалеть будешь потом, все равно вот это ожидание, сейчас вот-вот что-то случится, как первая любовь.



И если брести где-то там арбатскими проулками, вдруг всплывает, как звонила по межгороду домой в свои Набережные Челны сообщить маме про что вот-вот замуж. Уже и заявление подали. И там, на том конце трубки, такое долгое молчание. Ну кто же будет рад, когда твоя барышня двадцати лет отроду и на втором курсе вдруг замуж. И я ее понимаю, да. Я и сама с этой стороны трубки вся в смятении, зачем, вот так, одним махом. Но вроде как его забирают в армию. И вроде как ему очень надо. И вроде как соседки по комнате на общем совете решили, что никого замуж не зовут, только меня, так ведь давай, за всех за нас. И даже до Загса сходили, не поленились за компанию, чтобы не передумала. И вот я стою в телефонной будке и сообщаю маме, что мне придется выходить замуж. На той стороне трубки тяжелое молчание. Пятнадцатикопеечные монетки проваливаются с бешенной скоростью. А там такое молчание. И последняя монетка улетела. Ну все, идти менять. На следующую порцию, чтобы понять, почему молчат.

Нелепый старый мужичонка лет сорока кидается наперерез.Слегка раздраженно:
- У вас такое лицо, я хочу вас писать.
Я обхожу его, мне нужны монетки. У меня тут драма.
- Вы куда? Я - художник, заслуженный. У вас такое лицо, я хочу его писать.
И поодаль женщина и мужчина. Тоже, видно, художники. И выражения лиц такие снисходительные и насмешливые.
- Простите, мне надо продолжить разговор, - говорю я, обходя его.
- Нет, я больше не могу ждать, я уже час жду, пока вы закончите. Скажите, вы будете мне позировать? И возможно в обнаженном виде.
Мне двадцать. У меня - драма. И какое мне дело до трепетного старого мужчины сорока лет отроду, который вдруг решил, что умрет, если не нарисует мое лицо. И в придачу обнаженное тело. Я обхожу его, зачем вступать в дебаты с сумасшедшими и иду менять монетки обреченно. Женщина и мужчина веселятся рядом с ним. А ему не повезло. И он час убил на ожидание.

Мне же абсолютно не хочется замуж. И совершенно непонятно, как выпутаться из этой истории.

Сегодня была такая метель. Я ездила в гости к Леве и его девушке. Нет, наверняка я - хорошая мама. Но я не чувствую себя старой и мудрой. И в гости я ездила, потому что хотелось к кому-нибудь в гости и это оказались самые доступные ребята в городе Москва.

И я еще думала, что наверняка, когда мамы знакомятся с избранницами-избранниками - это должно быть что-то особенное. У меня, как всегда, ага, какая красивая! надо дружить! Вдруг она разрешит мне снимать себя. Меркантильно, конечно. Ну и понравилась, да. Варин папа потом - что это ты вдруг так разволновалась?

Еще Варвара пересказывала половину книжки, которую она прочитала. Соскучилась, я целый день не была дома.
И это странное ощущение, когда ты - первооткрыватель, когда ты показываешь мир со своей точки зрения. И это ощущение сопричастности. Кто-то первый раз смотрит на мир, ты рядом и показываешь его, каким он может быть, если смотреть с этой стороны. Потом ты еще посмотришь с многих сторон, но посмотри еще с этой, вот в это вот разноцветное стекло, которое я только что достал из своего кармана.

И еще это был какой-то абсолютно поздний март. И снег просто валил. Я плелась по старому Арбату. Торопиться было некуда. На последнюю электричку вполне успевала. Мы подали заявление в ЗАГС. В общаге было тепло и уютно. Я думала, что там было тепло и уютно. Но это было далеко, надо было куда-то там ехать. Я тащилась по Старому Арбату, и встретила каких-то очередных придурков. Мне их много попадается. Причем они всегда со знаком плюс. Сейчас их называют фрики.
Конечно же они оказались художники, хотя и выглядели бомжами-убийцами. Мы потащились тут же в мастерскую-подвал и не единой мысли, что это может быть опасно меня не посетило. Тут же откуда-то какой-то алкоголь. И стареющий юноша лет тридцати:
- Я завтра улетаю в Америку навсегда, выпьем за мой отъезд?

И это ощущение, что все кончено. И больше ничего не будет. Снегопад. Ты, который вот-вот поставит штамп в паспорт непонятно зачем, странные граждане, с которыми не очень-то уютно и просто потому, что в общагу не очень-то надо.

А потом мы расписались. Где-то там в июне. Как раз сессия закончилась. А потом через девять месяцев с хвостиком родился Лева. Потому что он решил, что его родителями должны быть мы, такие вот абсолютно нелепые и прекрасные в своей нелепости. Наверное, за этим все и затевалось. И все эти безысходности оказались оправданными.
Сегодня выползаю я из трамвая, думаю, что сейчас телефон отрубится, потому что не заряжен, никакой дисциплины у меня, обычная история. И мой малчик стоит в ожидании меня, я же опять забыла в какой квартире он живет. Такой красивый сегодня. Внутри все замерло. Хорошо, что они однажды решили у меня родится и один, и другая. Очень повезло. Вдруг бы они выбрали кого-нибудь другого, чтобы я тогда делала?
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments