Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
За это время Лева успел прислать смску, что он уже в Португалии, где-то недалеко от Лиссабона.
Я в этот момент скучала на чьей-то свадьбе. Фамилию жениха из соображения секретности так никто и не сказал.


Свадьба была отличная, с огромным бюджетом и еще большим размахом. Жених и невеста были молоды и красивы. В зале - полно молоденьких, красивых барышень.
А как все было украшено! Собственно, это меня и пригласили снимать - декор.
Если за день до этого, я опоздала на пару часов на съемку, что было непозволительно и страшно стыдно, но кто же знал, что перекроют где-то что-то и все намертво встанет на МКАДЕ.
То как раз в этот прекрасный свадебный день я приехала к одиннадцати.
Моей заказчицы еще не было. И это она накануне просила приехать еще раньше.
Послонялась полчаса в зале среди персонала - служба кейтиринга срочным порядком отглаживала скатерти - трудолюбивые такие пчелки, флористы тут же украшали столы букетами - орхидеи, переплетенные с розами свисали со стола, между ними служба кейтиринга выставляла свечки, и начищали бокалы, и натирали столовые приборы, на сцене американская группа репетировала, за ними в очереди шли танцоры, которым тоже нужно было пространство, французская певица расхаживала между ними всеми и один знакомый режиссер бегал, объясняя, кто в какой последовательности будет выходить.

Обычная такая история. Все уже слегка нервничали. Хотя времени до шести было предостаточно. Сходила во второй зал, посмотрела на сад искусственных деревьев и отправилась в поисках аптеки.
Из носа резко потекло, ощущение - вот-вот заболею. А еще снимать и снимать.

Вернувшись, встретила заказчицу.
- Давай, тут же уже мильон всего можно наснимать, - бросила она мне на ходу и убежала дальше руководить.
Снимать было еще абсолютно нечего.
- Ну как же, - заметила она, пробегая в очередной раз мимо, - а вход, а все эти листочки в саду искусственных деревьев. Давай же, у нас мало времени.

Где-то во всем этом бегал второй фотограф - симпатичный малчик. Он как-то грамотно появлялся и исчезал, вроде только что здесь и уже куда-то исчез.


Поснимала на всякий случай пару листочков сухих с деревьев искусственных и крупных планов, где панно из цветов, дошла до гримерки. По пути на дверях висели плакаты: Танцоры-малчики, танцоры-девочки, Кристина Орбакайте. Далее везде

В гримерки докрашивали девочек-моделей, доглаживали для малчиков, которые должны стоять на входе, одежду, дописывали на листках фамилии приглашенных. Специальный дяденька каллиграфическим почерком старательно писал.
- Скоро еду привезут, - сообщили мне.
Начался дождь.

Вернулась в шатер.
Посидела перед сценой на ступеньках, послушала как прекрасно поет американская группа. Поулыбались друг другу.

Расчехлила штатив, походила, потаскав его с камерой на плече. Суета усиливалась, флористы доделывали, уже снимали целофанн с пола, человек с пылесосом снувал между столами. Режиссер бегал энергичнее, танцоры разминались. Появилось еще четыре фотографа. Очень важных.

- Сколько будет фотограф, - удалось отловить заказчицу.
- Человек восемь, - ответила она, - четверо от нас, остальные от жениха с невестой. Вы снимаете только декор и концертную программу.

Вернулась в гримерку. Там уже выдавали еду - не очень съедобный плов, миску супа, пирожок и компот.
Заняться было нечем. Пришлось съесть плов.

Вернулась в зал. Пока устанавливала штатив, подошел пообщаться малчик-осветитель. Спросил, что у меня за камера, что оптика. И позадавал разных вопросов. На какие-то удалось ответить.
Мне всегда интересно, почему они ко мне подходят, а к важным дядькам-фотографам нет.

Еще раз американские малчики поулыбались мне, я поулыбалась им. По-большому счету, им больше некому было улыбаться. Все остальные в зале слишком быстро бегали.

Подошла пообщаться девочка-помощник режиссера.
Сказала, что увлекается фотографией. Позадавала разных вопросов.
Собственно, из серии тех, которые были для меня очень важны, когда только начинала. И которые непонятно было, кому можно было бы задать.
Спросила, какие фильтры надо использовать, когда такой странный свет - одни светильники светили синим, другие желтым, еще подмешивался зеленый, фиолетовый и красный.
Спросила в каком режиме я снимаю. На сколько открываю диафрагму.
Все те вещи, которые с опытом начинаешь делать на автомате, на ощупь, фактически. Сначала учишь правила, следуешь им, потом можешь играть без них.
Пришлось много думать, чтобы ответить на поставленные вопросы.

Заодно обнаружили общих знакомых.

Сходила в другой зал, там тоже еще ничего не было готово. Режиссер бегал с большой скоростью, в зале наконец-то начали танцевать танцоры, появились жених с невестой, которые должны были танцевать с танцорами.

Сходила в гримерку. Дождь усиливался. Становилось холодно. Вернулась в зал.
По залу бродил грустный французский музыкант. Он пытался найти, говорящего по-английски.
- Нужна помощь? - спрашиваю
- Вы не знаете, здесь есть нормальный туалет? - спрашивает, - моей певице нужен туалет и мне тоже нужен. Но я не хочу идти в этот холодный, грязный туалет на улице. Вы не знаете, кто мне может помочь?

- О, - увидела я жениха, - он должен знать, - и я показала на жениха.

Жених был слишком занят, чтобы заниматься такими глупостями, он направил к распорядителям.
На таких мероприятиях чаще всего бывают, так называемые Вип-туалеты и туалеты для прислуги, те которые синие кабинки на улице, которые в условиях дождя, особенно если их поставить на земле, превращаются во что-то невообразимое.

Француз был послан в туалет для обслуги. Мимо меня он прошел и на лице его была такая мука.

В этот момент настраивала звук французская команда.
- Мне нужно поднять басы, - говорила французская певица и почему-то смотрела на меня с моим штативом.
Наверное у меня было самое доброе и отзывчивое лицо. Но я не могла ей помочь. Режиссер бегал где-то далеко.
- Здесь есть инженер по звуку? - спрашивала она.
- Ребята, наш нужна помощь со звуком, - пришел ей на помощь ее импрессарио. Когда я уходила из зала, он кричал: - мы не сможем выступать, если никто не будет помогать нам со звуком.

- И вот я не понимаю, почему я должен ждать, - сказал один фотограф второму, проходя мимо.
- Да ладно тебе, - ответил тот ему, - тебе все равно по часам платят.

Наснимала мильон похожих картинок, сходила посмотреть что там делается в закутке, где режиссер с командой ютятся.

- Где-то я вас видела, - сказала мне милая девушка.
Я всегда теряюсь, память на лица у меня хорошая, и я точно никогда не встречала эту девушку.
- Ну может быть вместе работали на мероприятии, - сказала я на всякий случай.
- Может, - сказала она, - но я уже битый час ломаю голову, глядя на вас. Вас если один раз увидишь, не забудешь.
- Это еще почему? - удивляюсь я и смущаюсь одновременно.
- Ну вы - личность, и вы так выглядите, ну знаете.
- Как?
- Ну, вы выделяетесь. Вы не такая как все.
- Знаете, - говорю я ей, - меня никто никогда не называл красивой. Ну еще в молодости, ну знаете, когда все прехорошенькие, это еще понятно, а сейчас, когда рассматривают, все время ощущение, что со мной что-то не так.

- На вас, наверное, все время смотрят, и вы, правда, очень красивая.
- А с чего вы взяли, что я - личность? - вспоминаю я, что надо уточнить, - на мне это написано?
- Ну, конечно, - говорит она горячо.
- Спасибо, а то, что-то я, видя других фотографов, сразу себя ужасно неуютно и неуверенно чувствую. Они такие недружелюбные и важные.
- Нет, нет, даже не думайте, вы - особенная, - говорит она. И убегает. Время убыстряется, мы выходим на финишную прямую.

Я распрямляю плечи, вспоминаю, что на меня и ди-джей смотрел, и парочка красивых непонятных мужчин и американцы мне улыбались, я начинаю страшно гордиться собой и вспоминаю, как Варвара объясняла мне, как она сказала Наташе, в каком красивом сарафане Наташа, хоть, на самом деле, это не был сарафан Варвариной мечты, и как Наташа потом в течении всех уроков улыбалась. Чувствую себя Наташей.

Остается час до начала, пять часов, наконец-то залы почти готовы и можно начинать что-то снимать. Дождь льет уже вовсю, тарабанит по тенту. Включили газовые горелки. Полчаса, больше чем достаточно для двух залов. Тут же бегают остальные фотографы и я между ними со своим штативом.

Как раз в этот раз меня очень настоятельно просили одеться респектабельно. Не знаю, что они имели в виду, с моей точки зрения, я одета безукоризненно.
Но я очень надеялась, что они решат, что не настолько безукоризненно и концерт будут снимать другие.

Но мой внешний вид всех устроил, а вот малчика-фотографа отправили переодеваться в брюки для обслуги и кроссовки сменить попросили на туфли для них же.

- Тебя отловили, - хихикнула я, встретив его через пятнадцать минут. Еще через десять он присел, снимая что-то с нижней точки, штаны разошлись по середине. И он отправился надевать джинсы.

В шесть меня и красивого малчика-фотографа запирают в зале вместе с официантами, танцорами и режиссером. Остальные фотографы снимают гостей и бракосочетание в соседнем зале

Танцоры одеты как официанты. По задумке, в тот момент, когда зайдут гости в зал и рассядутся по местам, зазвучит музыка и в этот момент танцоры начнут сначала двигаться, потом танцевать.

Время - шесть, прибегает главный начальник всех официантов, нервничает, кричит:
- Всем встать за своими столиками! Правая рука - поджать сзади! Повторяю для тупых - это правая рука! Здесь тебе не в твоем шинке работать, стой смирно!

Убежал. Все встали. Танцоры, стоя между столиками по всему залу, продолжали репетировать танец, разминались.

Через полчаса прибежал начальник официантов, схватил одного из танцоров, который как раз брей-данс отплясывал, за шкирку:
- Ты как должен стоять? Совсем стыд потерял? Вылететь хочешь?

Но тут ему кто-то шепнул, что это - танцор. Танцор даже еще отреагировать не успел, очень сильно удивился.


Постояли еще полчаса. Раздались апплодисменты из соседнего зала. С тоской подумалось, сколько картинок за этот день можно было бы обработать.

Потом наконец-то началось действие. Гости зашли в зал, расселись, танцоры начали выступать. На сцене появился Ваня. Весело что-то сказал. Потом пришла Ксюша и они с Ваней друг другу всякие дурацкие шутки стали говорить, зал аплодировал.

Потом еще раз танцоры станцевали с женихом и невестой. Потом еще танцевали родственники жениха, хорошую программу поставили. Дальше Ваня с Ксюшей представили Кристину Орбакайте.

В этом месте, после того, как я сделала пару-тройку удачных кадров, подошла охрана, попросила не снимать.

Вышла в предбанник. Девушки-модели в пледах жались друг к другу, сидя на диване. Холодно и сыро.
Красивый малчик-фотограф взял себе вискаря.
- Везет тебе, - сказала я ему, - я тоже хочу. Замерзла ужасно.
- Возьми. Все равно она еще пятнадцать минут петь будет.
- Я за рулем, - говорю
- Возьми такси, - говорит он.

Еще я пожаловась ему, что больше не могу ждать. Что безделие убивает сильно.
- Но это же всегда на таких мероприятиях так, - удивился он, - не привыкла еще?

А потом опять Ваня с Ксюшей вели вечер. А потом был сильный ветер и одна из стенок шатра упала. И еще хотелось в туалет. Но не хотелось идти в темень в поисках синих домиков. Дождь усиливался, зонта не было.
А потом все просто надоело. Совсем. Ничего не происходила. Пошла к заказчице, сказала, что больше никак не могу, что уже просто сил нет и семь фотографов без меня уж как-нибудь снимут концертную программу. Нет, я бы послушала эту известную американскую группу и французскую джазовую певицу тоже. Но у меня уже просто не было сил. Ну и потом начинается эта история обычно, если во время не свалить: покорми из рук фотографа виноградом, отними у фотографа камеру и снимай фотографа на нее.

Я чуть-чуть поуговаривала заказчицу, мне удалось, получив деньги, отправилась в поисках выхода, бродить по парку. С рюкзаком и штативом. В одиннадцать вечера, под дождем. Еще все дорожки развезло.
Заблудилась. Но в какой-то момент передо мной возникла фигура охранницы.
- Простите, - сказала она более чем вежливо для охранницы, а вы - сотрудник?
- Как здорово, что я вас встретила, - обрадовалась я ей, - я уже испугалась. Я с мероприятия.

Дальше все было просто. Я полчаса пыталась найти правильную дорогу, чтобы выехать на Мкад, и с какой-то попытки, свернув куда-то не туда, я все-таки выехала на него.
Получился двенадцати часовой рабочий день. Из которых я снимала, от силы, три часа. Нет, я, на самом деле, люблю работать на таких мероприятиях. Но ненавижу ждать. И как бывают при таких раскладах скучны чужие свадьбы
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от Elena Rostunova (@erostunova) 1 Дек 2018 в…

  • (no subject)

    фотосессии новогодние полным ходом. Сбоку картинки есть стрелочка, можно полистать. Посмотреть эту публикацию в Instagram…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments