Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Легла в три часа, проснулась в девять двадцать, потому что завтрак никак нельзя пропускать. Потом думать, где поесть, платить за это деньги, ну его. Лучше поесть, а потом еще раз спать лечь. Мы так с Левой в Турции делали.


За завтраком в ресторанчике сидело по парочке унылых и непроснувшихся. Я была такая же.
Внизу лежало море, окаймленное горами. На макушку одной из них медленно наползала туча. Петух надрывно орал. В бассейне отражались и горы и облака, бегущие стремительно.

Есть не хотелось спросонья, только мысль о том, что потом придется потратить время на поиски еды, ну и про деньги тоже, способствовала впихиванию в себя какого-то количества еды.

Вернулась в номер. Хотелось поспать, но вместо этого села обрабатывать картинки. До двенадцати пообратывала. В двенадцать попыталась уснуть. В час залезла в душ и решила сходить на пляж.
В два тридцать за мной должно было прийти такси.

Дорога до пляжа, заодно и узнала где он находится, неторопливым шагом, с нажиманием на кнопку камеры и беседами с местными кошками, заняла полчаса. Но это было сильно вниз. Собственно времени так и оставалось – полчаса на обратную дорогу. Еще полчаса было отведено под – собрать рюкзак и решить, что надеть.

Море так манило. Не удержалась. Вспомнила, что не взяла полотенце. Но разве это может остановить.
Разделась, залезла в воду. В воде вдруг поняла, что трусы купальные да, надеты. А вот лифчик, он вроде как не купальный. Нынче нижнее бельье хорошо делают, зачастую от купального и не отличишь. Плавать в нем только не то, чтобы удобно. Даже как-то совсем не удобно, не там растягивается и хлюпает. Особенно если быстро кролем плыть.

Собственно, вылезла. Потому что надо было срочно бежать. Так жалко было. Вода была теплая, не то что в нашем Бланесе. В воде плавали какие-то большие стаи рыб, внизу водоросли колыхались.
Весь пляж почему-то на меня пялился, особенно мужчинки. Натянула шорты на мокрое тело, и майку, которая тут же намокла, и полезла в гору.
Здесь, так странно, огромное количество ящериц, я такого не видела ни в Испании, ни в Турции. Они просто везде. Они просто непрерывно бегают у тебя под ногами. И за ними охотятся многочисленные коты.

Путь обратно занял двадцать минут. Очень быстро вверх бежала. Где-то на полпути был встречен хозяин отеля.

- Мне куда сворачивать? – спрашиваю, - через полчаса меня будет ждать такси
- Еще немножко вверх, потом направо.

В Испании натренировалась. Почти бегом в гору и даже не запыхалось. Но вспотела.

Бегом в душ. С лифчиком - беда. Был взят один лифчик, черного цвета, под белую рубашку не оденешь. Да еще и в нем искупалась. А как же без лифчика на важное мероприятие?
Сама в душ залезла, включила фен и лифчик рядом положила.

Тут с ресепшен звонят. Два часа пять минут ровно. На целых двадцать пять минут раньше я понадобилась.
- Вас такси ждет, - говорят.
- Ой. – отвечаю, - я через пять минут подойду.
- Хорошо, мы вас ждем, - говорят.

Собственно, пять оставшихся минут я сушила лифчик феном, складывала в рюкзак камеру, вспышку, батарейки и карточки памяти.

Надела все-таки платье. Зря я что-ли на него деньги тратила. Ну на него сразу с головы накопало, пятен стало больше. Что уж поделаешь. Обнаружила с удивлением, что оно много выше коленок.

Потом с мокрой головой тащилась к выходу.

- Вау, - сказал итальянский малчик таксист, дальше была речь на итальянском, в которой звучало восхищение, и я поняла что-то вроде: - так это я тебя из душа вытащил, и ты даже не успела высушить голову. Бедная ты.

Я покивала головой и улыбнулась широко.

- Жарко что-то, - сказал итальянский малчик по-итальянски, - сейчас включу тебе кондей.
И я еще раз улыбнулась.

- А звать тебя Елена, - сказал итальянский малчик по-итальянски. И я это поняла. Кивнула головой.

Он еще чего-то говорил. Но я больше ничего не поняла.

Потом я приехала. Невесту уже красили. Подружки невесты пили шампанское, заедая моцареллой с помидорами. Пришел оператор итальянский из Флоренции. По-английски не говорил. Звали Маурицио.

Сходила, сняла сборы жениха. Поснимала подружек невесты. Съела моцареллу с сыром. Еще раз поснимала подружек невесты. Поулыбалась французскому женатому малчику. Мы с ним еще вчера пообщались. Он мне рассказал, что у него жена русская. Сегодня он остановился и так на меня посмотрел. Наверное, в платье я была вполне себе.
- Вау, - сказал он, - выглядишь неплохо.
И убежал одеваться.

Собственно, мы и зависли так, что опоздали на венчание на час точно. Последние пятнадцать минут мы впятером – подружки невесты и я, были заняты застегиванием пуговиц на платье невесты. Очень увлекательное занятие, могу вам сказать. Особенно, когда невеста нервничает.
Священник - с большой земли. И у него паром в обратную сторону через пару часов.

Все уже сидели в церкви, обливаясь потом, и ждали нас.

В церкви все-таки как-то неловко снимать, даже если работаешь. Даже если это католическая церковь, а священник в ней русский.

Я перед этим у невесты спросила, там все стоять будут или сидеть.
Она сказала, священник сказал, пусть лучше все сидят и думают о Боге, чем стоят, и думают о том, как у них устали ноги.

Но все равно большинство стояло. Из уважения чисто.
Потом была долгая служба. Я стояла с одного бока от священника. Оператор с другого. Рядом со мной на ступеньках сидел малчик лет четырех, сын одной из женщин, которые пели. Он положил голову на ступеньки повыше и уснул на них.
Служба шла, я снимала, еще куча народу снимала. У друга жениха, и подружки невесты затекали руки, держать корону над головами жениха и невесты.

Дело близилось к концу. В зале было жарко и душно, народ обливался потом. Кто-то зевал.

В этот момент в моем рюкзаке, брошенном под сидения первого ряда, зазвонил телефон. Приятная джазовая композиция вместо звонка.

Священник как раз молодых освящал.

Пока я пробиралась к рюкзаку, пока я выносила стремительно его из церкви, народ в зале приободрился. Мне все так улыбались, так улыбались. Я точно стала героем дня. Хотя некоторые укоризненно хмурились.

Вынесла рюкзак на улицу. Отключила телефон. Все равно номер не определился.

Когда я вернулась, женщина, поющая в хоре, попыталась переложить своего ребенка со ступенек, он тут же проснулся и стал кричать в голос, что у него ноги затекли, что он хочет спать, и как его все достало.

Священник невозмутимо, ровно так же невозмутимо как пять минут назад, когда звонил мой телефон, читал очередную молитву. Малыш орал в голос. Народ закатывал глаза.

Но потом все закончилось. Все всех поздравили. Вышли из церкви, покидали рис и лепестки роз.

Я их всех построила посниматься, Ну знаете эти схемы – молодые с родителями мужа, молодые с родителями жены, молодые со всеми вместе родственниками. Потом молодые с этими друзьями, потом с этими друзьями – далее везде. Только кричать громко приходится, то по-русски, то по-английски - кому куда идти, хорошо, что я быстро запоминаю, как кого зовут, кому смотреть на меня, кому улыбаться, кому не улыбаться.

Только не надо говорить, что ах, как это ужасно. Это нормально, когда нормальный фотограф и когда остаются картинки на память – в день, когда я женился, моя мама была еще достаточно молода и выглядела вот так. А мой друг еще не успел развестись и стать полным пидорасом и выглядел вот так.

Потом еще подружка невесты предлагала засунуть невесту на руки всем мужчинам.
Я ей так и сказала – собирай мужчин и командуй. Я буду снимать. Она не была слишком настойчива. Ничего не получилось. Невеста не захотела, чтобы мужчины ее на руках носили.

Выпили шампанского. Загрузились в машины, поехали в ресторан при отеле.

Темнело. Стремительно. И было понятно, что больше хороших картинок уже не будет. Но что-то еще снимала.

Потом подкатил симпатичный малчик. Доверительно наклонился к уху:
- Скажи мне, пожалуйста, - сказал симпатичный английский малчик, - а вот в церкви, когда твой телефон звонил, это кто тебе звонил? Бойфренд? Ну признайся, - и он мне так улыбнулся.

- Э, - сказала я, - мне мало кто звонит просто так. Если звонил телефон, скорее всего, девяносто девять процентов, звонил клиент. И скорее всего, он больше не позвонит.
- Знаешь, мне очень понравилась русская свадьба, - продолжил он и усмехнулся, - русские традиции – это прекрасно.
- Теперь ты знаешь, почему мы – русские, такие сильные.
- Ага, - ответил он мне, прижимаясь все плотнее, - мы уже почти заснули все, и тут зазвонил твой мобильный, прекрасная джазовая композиция. И все проснулись в тот же момент. И еще все полезли отключать собственные мобильные телефоны, потому что они были включены у всех. Ты всех разбудила. Это был такой момент, знаешь да, как граница, водораздел между прошлым и будущим. Так кто тебе звонил? Расскажи, бойфренд?

Потом еще другие мужчинки ко мне подкатывали и рассказывали, как они услышали, как звонит мой телефон.
А один сказал:
- Я ожидал, что это может случиться с каждым. Но не поверил своим глазам, когда оказалось, что это твоя мобила на всю церковь орет.

А потом я устала. И всех позвали в ресторан. И я пошла и переоделась в джинсы и белую рубашку. Потому что в платье невозможно по полу ползать.
И мне опять накрыли с разной обслугой – от организаторов, до малчиков ди-джеев, саксофониста, музыканта и еще одного музыканта.

Вот сижу я за столом с пятью симпатичными итальянскими малчиками. Ну вроде как едим всякую еду и запиваем белым вином.

Прибегаю в очередной раз. Ризотто стоит.
- Попробуй, - говорит мне малчик диджей.
- Не, не люблю ризотто, - отвечаю
- А ты только попробуй, - уговаривает он меня.
Вкусное оказалось, с привкусом лимона и кусками кальмара.

- Я работаю рабочим, - говорит этот малчик, сидящий рядом со мной, днем работаю, по вечерам учусь на психолога.
- Как стать психом? - очень остроумно шучу я.
- Вроде того, - отвечает он, - а по выходным играю на барабане на вечеринках.
- Практически, Гай Юлий Цезарь, - не унимаюсь я.

Выползаю из-за стола, натыкаюсь на знакомую барышню из гостей приглашенных.
- Ты с кем это там сидишь? – спрашивает с интересом и так мужчинок разглядывает, так разглядывает. Я ее могу понять, там в зале никого интересного.
- Ну я с обслугой, - говорю, - саксофонист, барабанщик, певец, оператор и распорядитель.
- Везет тебе, - отвечает с завистью.
- Ага, везет мне, - отзываюсь я, но она уже не слышит.
В туалет заворачивает.

Потом еще танцы, тосты. Игры. Свадьба, как свадьба. С какими-то мужчинами беседую. Или они со мной. Потом приносят торт. Снимаю и его.
Иду посидеть на диванчик.
Молодой малчик официант, через толпу идет и несет мне тарелку нежнейшего торта.
Я таких тортов вообще никогда не ела. И чтобы еще малчики официанты именно тебе принесли на тарелке.
Наверное потому, что я смешно танцую со своей камерой в руках, а во второй руке бокал вина. И я еще иногда снимаю.

Еще потом мы запускали фонарики в небо. И еще кто-то ко мне подходит поболтать о фотографии. Но мне это не нравится. Они все женаты. И потом эти жены так расстраиваются, и так сердито на меня смотрят.
Что я могу поделать? Написать на лбу: не подходите ко мне, особенно, если вы женаты?
А потом еще в ночи я еду в свой отель на такси. Сижу на заднем сидении, смотрю на дорогу и зеваю отчаянно
Subscribe

  • (no subject)

    Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня.…

  • (no subject)

    C утра отвезла упаковки, которые снимала. Хотела доехать до Мосгорсуда, где была апелляция на лето по делу Доксы, но что-то не хватило сил, стыдно.…

  • (no subject)

    Когда тебе пятьдесят три, ты набрала лишний вес - ужасно раздражает, больше чем морщины, ты с некоторым недоверием относишься к собственной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments