Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Наверху топают соседи, под окнами горят окна паба. И если стоять у окна, видно, что там в пабе творится.
У меня в комнате пять окон. Комната угловая, когда идешь домой и все окна горят, сразу понятно, что дома уже Вика.


Мы сейчас с ней распрощались, она пошла в свою комнату, а я в свою. И уже точно пора спать, потому что завтра рано вставать.
Жизнь опять приобретает очертания семейной - здравствуйте, старость. Добраться домой к девяти, выпить чай, посмотреть кино, рассказать, кто чем занимался за день и разойтись по комнатам.
- Я у тебя буду самой скучной принимающей стороной, - говорит мне Вика.
- Да ладно, бывало и скучнее, - подбадриваю я ее.

К тому же у меня уже второй день болит голова. Так что, чего уж там. Домой, чай, компьютер, кино и спать - отличный семейный вечер в Лондоне.

Я сегодня с утра пошла на тот самый бесплатный урок английского. Вика - в бассейн, непроснувшаяся, со смешной вмятинкой на щеке от подушки, а я в школу. Это у меня хобби такое, иногда ходить на уроки английского в Лондоне.
Во-первых, это дисциплинирует. Не приходится спать до обеда. Во-вторых, есть о чем писать в жж. Там столько разных персонажей. Ну и надо же как-то себя развлекать в Лондоне.

Собственно, основная задача была втиснуться в поезд. По утрам в Лондоне - это целая история. Сначала мы бежали как сумасшедшие вниз по этой дурацкой винтовой лестнице - сто десять ступенек, хорошо не пришлось их чем-нибудь еще пересчитывать. Вика сказала, что есть шанс, если мы будем быстро бежать, что мы успеем на поезд. Следующий был через пять минут.
Не успели.
Потом пришел следующий. И Вика деликатно хотела его пропустить, потому что толпа на платформе была большая и в поезде тоже, только пара человек смогла зайти. Но я так не хотела опоздать в школу.
- Залезаем, - сказала я Вике и ловко подвинула пару-тройку человек. Потом нас тоже кто-то подвинул, - по утрам англичане забывают про свою вежливость, - сказала я Вике.
- Нет, почему же, - ответила она, - они хоть и толкаются, но извиняются непрерывно, - что было правдой.

В школу учительница Джоан опоздала на сорок минут. Потому что Виктория лайн плохо работала и она где-то в метро застряла. В группе - девочка из Москвы, девочка и два малчика из Испании, малчик из Ливии.
Весьма дружелюбные ребята.
- Пойдем с нами кофе пить, - сказали в перерыве и мы пошли пить кофе, хотя у меня были абсолютно другие планы.

Еще с утра наглоталась разных анальгетиков, голова так и продолжала болеть, зато зуб прекрасно себя чувствовал.

Малчик из Ливии рассказывал про нехорошую Америку и ее противостоянии с Россией. Потом сказал, что, на самом деле, он рад, что Кадафи убили, теперь у них наступит настоящая свобода.
- Глупый, - сказала ему Джоан, - я, конечно, буду верить, что у вас теперь все будет хорошо. Но боюсь, что от этого ничего хорошего не будет.
- Будет, будет, - горячился малчик из Ливии.

А еще в школе ремонт. И в какой-то момент, когда все обсуждали музеи, вдруг раздался такой прекрасный русский мат-вопль - ааааааааа, как вы нас всех за... ли!
Мы с русской девочкой усмехнулись.
- Что, - сказала Джоан, - они сказали что-то ужасное? - и она посмотрела в сторону директоров, у этой школы - русские директора.
- Ты понимаешь русский? - удивилась девочка.
- Нет, но судя по интонациями, и по Лениной реакции, мне показалось, что они сказали что-то ужасное.

В тот же самый момент пришла смска от Мегами, что она уже проснулась и готова со мной встречаться в два часа.
- Окей, - ответила я ей.
Еще через час, как раз в двенадцать, пришла смска от Мегами, что она уже ждет меня у Гринпарк.
- Хорошо, я буду через двадцать минут, - ответила я, слегка удивившись, - прости за опоздание.

И я очень быстро попрощалась со всеми, урок закончился и быстро-быстро к метро.

Как раз минут через двадцать и была.

И это такое трогательное ощущение, когда тебе навстречу бежит вприпрыжку японская девочка с коляской.
Обнялись. Японские девочки, конечно, формально обнимаются, делают вид только. Но радуются очень даже.

Десятимесячная барышня восседала в коляске. Папа - наполовину брит, наполовину португалец. Мама - японка. Девица - японская с большими круглыми глазенками, улыбающаяся во весь рот и иногда хихикающая.
Проверила на ней знание английского, спросила у нее, где мама.
Лана повернулась в сторону Мегами.
Потом мы долго гуляли. Жалко, конечно, что большинство моих друзей много гулять не приучено. От скамейки до скамейки.

Поболтали обо всем, что случилось за последние три года отсутствия друг друга в наших жизнях.

Я ей рассказала, как мы на Новый год в деревню ездили, всего-то каких-то двести километров и никакой цивилизации - туалет на улице, помыться только в бане, дом отапливается печкой и на обратном пути откапывали дорогу часов пять, потому что снегопад и праздники и все трактористы пьют.

Произвела впечатление. Она рассказала, что португальские, испанские и итальянские мужчины, красивы, конечно, но абсолютные маменькины сынки, и что с ними ужасно тяжело. Они как привыкли, что мама вокруг них все время скачет, так и требуют повышенного внимания все время. И так все время устают, и работать не хочется, и маме звонят по десять раз на дню.
Договорились, что если она все-таки вернется на какое-то время в Японию, то я обязательно к ней приеду в гости.

Потом она звонила своей подруге и спрашивала у меня сколько времени.
- Подожди, - сказала она, - мы же договаривались в два часа встречаться, а я с тобой в двенадцать, да, встретилась?

Какая я, такие и друзья. Не далее чем вчера стояла на South bank и думала о том, какое нынче число. В телефоне почему-то показывало, что 31 октября. А я вроде бы должна была прилететь 31, то есть должно было быть 1 ноября. Спросить было абсолютно не у кого. Потом Вика звонила, у нее и спросила, какое число. Все время теряешься в пространстве.
Посадила ее в автобус, помахали друг другу на прощание, пошла прогуляться до Ковент Гадена. Друзья-актеры все обленились, никого нет. Видимо, только по выходным нынче выступают.

Вдруг ощутилось, как внутри что-то оттаивает. Странно так, что такое с нами случается в России, что ты в какой-то момент закрываешься, зажимаешься, перестаешь улыбаться и впадаешь в состояние все время на грани депрессии. А здесь в какой-то миг все это слетает и сразу легче дышать. Как это, что это. И при том, что вот это вот ощущение, что Лондон больше не город мечты, просто город, где мне вполне себе хорошо, я бы здесь жила какое-то время, но я бы уже много где жила.

Еще на улицах везде листья, много-много и ветер их разносит везде. И листья от платанов огромные.
- Не знаешь, - спрашиваю Мегами, - как эти деревья называются, по-английски, по-русски они называются - платаны. Их листья похожи на листья кленов.
- Не знаю, - отвечает Мегами.

Я все никак не привыкну опять к Лондону, только что внутри все оттаяло, я все время путаюсь по какой стороне надо ходить и куда смотреть, когда переходишь дорогу. И еще все время теряюсь, хорошо автобусные остановки на каждом шагу, можно прочитать маршруты и понять, где находишься.

Завтра мы с моей новой группой пойдем в Британский музей. Поэтому пора ложиться спать
Subscribe

  • (no subject)

    У меня за время известных событий много народа добавилось. Просто на всякий случай, чтобы внести ясность, не краткое содержание - про меня. Родилась…

  • (no subject)

    Обрабатывала картинки, некогда писать было. Снимала ребят для своего проекта. Напротив Матросской тишины. Ну и грязь же там была. Идешь, ноги…

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments