Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

сегодня мне Радек написал, сорри, сорри, был страшно занят, как ты, вообще, моя русская Королева. Ужасно приятно.
И вообще, уезжать скоро, и все вдруг вспомнили, что надо срочно встречаться. Как это всегда и бывает.


Сначала я объясняла Абдуле, почему я не хожу на дейтинги в Лондоне с молодыми ливанскими мужчинами.
И что если я улыбаюсь, это не значит, что я пылаю любовью, именно, к нему
Помнится пару лет назад Соня и Варя куда-то там шли в одном турецком отеле. И Соня говорила Варе:
- Нет, Варя, мне не нравится этот сок.
- Нет, Соня, - отвечала ей Варвара, - тебе нравится, нравится.

Вот примерно также мы сегодня разговаривали с Абдулой.
- А твои глаза говорят, что ты хочешь идти со мной вечером аут.

И когда я начала выходить из себя, услышала:
- Ну ладно, ладно, я на тебя сильно давлю. Хорошо, хорошо, я подожду.

Это у нас был перерыв на кофе, на самом деле. И я подождала, пока они все уйдут, потому что предвидела что-то подобное. Потом вышла в коридор, и тарам! Сидит милый друг, улыбается, ждет.

Ну ладно. Разобрались в перерыв на брейк.

После школы выхожу, прохожу пару метров, оглядываюсь, никого из группы не видно, достаю камеру. И в этот момент сзади мой японский одногрупник, шеф-повар одного японского ресторана, жуткий тормоз, но очень стильно, как многие японцы, одетый и весь такой сочувствующий искусству, и вот он подходит, смотрит на мою камеру и говорит:
- Вау! Ты - фотограф.
- Ага, - говорю уныло, - фотограф. Я об этом уже вторую неделю говорю, ты не слышал?

- Нет, - отвечает Ходжамин, - не слышал.
А надо сказать, что разговоры с Ходжамином в группе происходят примерно так. Джоана долго рассказывает, что вот прямо сейчас мы все будем читать, а потом заполнять вот эти вот графы, а потом разговаривать.
В этом месте она останавливается и спрашивает:
- Ходжамин, ты в порядке?
И длинная пауза. Ходжамин молчит.
- Ходжамин, - волнуется Джоан, - ты все еще с нами?
- What? - просыпается Ходжамин
- Так невежливо говорить, - говорит Джоан, - так только маленькие некультурные дети говорят, надо говорить - Пардон
- What? - говорит Ходжамин.

И тут он стоит около меня, он меня все две недели не замечал. Глаза горят, вау, настоящий фотограф, крутняк. И тут как раз появляется Абдула. Прекрасная история. Отличная просто. Время тикает. Солнце нынче садится быстро.
- Окей, граждане, я пошла, - говорю я им и улыбаюсь.
- А ты что предпочитаешь снимать? - спрашивает Ходжамин
- Портреты, - отвечаю
- Что? - спрашивает Ходжамин
- Портреты она снимает, - объясняет ему нетерпеливо Абдула.
- Ладно, я пошла, - говорю я в очередной раз и прощаюсь.
Через пару минут меня догоняет Абдула.
- Слушай, я оказывается в шесть начинаю работать, пойдем погуляем, тут за углом отличный парк.
- Знаешь, мне надо на Ливерпуль стрит, - говорю я ему, - там отличный сегодня антикмаркет, я не могу с тобой гулять.
- Это почему еще? Это почему тебе все время куда-то надо?

В этот месте я реально начинаю сердиться, даже для меня это слишком.
- Знаешь, - говорю я ему, - у меня мало времени, я в Лондоне всего две недели и мне кучу всего надо успеть. Я вот сейчас пойду, встану у Топ-шопа и буду снимать людей. А ты мне мешаешь.
- Ах, - говорит Абдула обиженно, - ну прости меня, что я тебе надоедаю, я не хотел.
- Хорошо, можно я уже пойду, мне уже все надоело?

Кое как отделываюсь. Ужасно тяжело, когда попадаются такие вот тяжелые клиенты.
И ведь нереально обиделся.
Потом звонит Лена, говорит, что можно встречаться.
Я ей говорю, что я в желтой кофте. А она мне говорит, что она в зеленом шарфе. Люди-светофоры. Мы встречаемся с Леной и идем гулять. Встречаемся на Ковент Гадене и бредем до Шордича.
И Лена мне говорит, когда я у нее спрашиваю об этом, что в жизни я посимпатичнее, чем на картинках. Это не может не радовать.

Проходим мимо СантПола, там по-прежнему протестанты сидят в своих палатках, доходим до Ливерпуль стрит. И оказываемся в одном из кафе на Бриклейне.
Пока болтаем, приходит Таша.
- О, - говорит Таша, - а я тут, между прочим, бросила все дела и пришла договариваться с ребятами, чтобы ты их поснимала.
И она договаривается с Джес и с Оли, что я с ними встречусь в понедельник. И я говорю Джес:
- Я - очень, ну очень талантливый фотограф, один из лучших, - и хихикаю при этом, - вы себе не представляете, какие картинки вы получите.
- Ну, Лена Ростунова, - говорит мне Таша, - надо поскромнее.
- Ничего, что я себя так хвалю? - спрашиваю я Джес
- Нет, все отлично, - говорит она
Я выпиваю мильон кружек - чай латте. Лена уходит. Мы с ней отлично по Лондону погуляли, Таша пишет куче народу, на тему, что срочно нужны модели. И еще она пишет Аки, который меня завтра должен подстричь, подстрижет он меня или как.

Потом мы с Ташей тащимся ее провожать. Это называется я выгуливаю Ташу с велосипедом. Переходим через дорогу, кто-то потерял велосипедный фонарь. Он лежит на дороге и мигает красным.
Мы останавливаемся в задумчивости:
- Вау, - говорим мы с Ташей хором.
- Хочешь, такой фонарь? - спрашиваю я ее, - думаю, что вот сейчас машина проедет и можно его подобрать. В этот момент проезжает машина и ровно по фонарю. Звон стекла и фонарь не мигает больше.
- Больше не хочу, - отвечает Таша

Я ее провожаю почти до канала, разворачиваюсь идти в обратную сторону, никто не хочет пить со мной в этом Лондоне, вторая неделя к концу подходит, смешной Лондон и чем дальше здесь, тем, как это обычно, я не оригинальна, все меньше хочется в Москву и все больше дел здесь нарисовывается.
И как раз, когда я уже поворачиваю в обратную сторону, мне улыбается прекрасно прекрасный молодой человек. И я ему тоже улыбаюсь, потому что так вежливо, и он говорит:
- Простите, вы не поможете мне? Вы не ответите на пару моих вопросов?
- Да, конечно, - отвечаю
- Вы давно живете в этом районе?
- Я - турист, - отвечаю
- Окей, и на как долго вы здесь остановились?
- На две недели, - говорю и совсем в другом районе
- Хорошо, - говорит, - вы хорошо знаете этот район?
- Да, - говорю, - я здесь жила много раз и подолгу
- Окей, отлично, тогда первый вопрос - какие люди здесь живут?
- Не знаю, - говорю, - я - турист. Художники здесь живут, тут такая, модная ныне область - художники, а также жертвы моды, модой одержимые, ну и индусы, бангладешцы
- Ага, - говорит, - отлично. А как вы думаете, что можно сделать, чтобы улучшить жизнь комьюнити?
- Не знаю, трудный вопрос, - говорю, - вы уверены, что этот вопрос вы мне должны задавать?
- Ну да, - говорит
- Наверное можно больше заниматься с детьми бедных граждан, всякий спорт, какие-нибудь развивающие занятия.
- Ага, а вот когда будут Олимпийские игры, как вы думаете, этот район изменится?
- Наверняка, - говорю, - это и так уже очень модный район. А тогда туристов еще увеличится.
- Ага, а в церковь вы ходите?
- Редко. Я из России. Я была рождена в атеистической стране. Это трудно, понимаете, из атеиста превратиться в верующего человека. Нужно чудо. Ну и это все-таки такой, не очень корректный вопрос, у нас у каждого свой Бог. И мы называем его разными словами, и он у нас у каждого вроде как персональный, но я подозреваю, что он один на всех.
- Ага, - говорит, - отлично. А церковь что-нибудь может изменить в жизни этого района?
- Наверняка может, - говорю, - пусть проводят разные благотворительные события, у меня не очень-то фантазия работает. А ты, вообще, почему интересуешься? У тебя какие отношения с Богом, - задаю я ему вопрос
- О, - говорит, - я родился в баптистской семье. Я очень верующий. Это длинная история.
- Ага, раз ты такой верующий, - и тут я задаю ему вопрос и потом очень ругаю себя, потому что ответ слишком длинный,- вот скажи мне, кто-то верит в Христа, кто-то в Аллаха, кто-то в Будду, кто-то в Кришну и все такое прочее, вот как ты думаешь, ведь это просто разные имена одного и того же Бога. Ну скажи мне честно.

И дальше в течении получаса я улучшаю свой listening skills в религиозной области. Очень длинная речь. И я еще думаю, как отлично он бы сдал Ielts, так прекрасно говорит, такая структурированная речь. Только никак на вопрос не ответит. И еще мне страшно хочется в туалет. А он все говорит и говорит и перебивать не хочется. И рассказывает мне истории из Библии всякие поучительные, и все время повторяет - стучите, да откроется дверь вам, ищите да найдете...

Когда он наконец делает паузу, я торопливо вставляю:
- Ну все, я могу идти? Надеюсь, я тебе помогла.
- Ты сказала, - говорит он мне, - что ты - фотограф, где я могу посмотреть твои фотографии?
Обмениваемся фейсбучными аккаунтами. И он говорит:
- Хорошо, самый последний вопрос. Мы можем молиться за тебя или за кого тебе нужно, только скажи имена, ладно?

В этом месте мы расстаемся, практически, друзьями и я иду к Оld street и толпы народу около ночных клубов, и я думаю, как удачно я бездельничаю целыми днями, брожу по городу, встречаюсь с разными людьми, ничего не делаю, даже кушать иногда забываю, такая неторопливая жизнь
Subscribe

  • (no subject)

    Я же сегодня с утра написала Аваду, малчику, которого я встретила пару недель назад в Москве. Спросила, в Питере ли он и не хочет ли поболтаться…

  • (no subject)

    - Что-то меня накрыло опять сегодня. Вчера все было неплохо. Но в какой-то момент этот очередной знакомый почему-то вдруг решил сделать какие-то…

  • (no subject)

    - Слушай, вот если у него такая аватарка в инстаграме, инстаграм закрыт, как ты думаешь, у него девушка есть? - на фотографии молодой человек нежно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments