January 29th, 2011

(no subject)

занятно, один известный доктор дал интервью. Один известный доктор, как рассказывали нам регулярно и телевизор и газеты, спас много детей.
И все хорошо, до тех пор пока этот уважаемый всеми доктор на одном олигархическом дне рождения вдруг не двигает тебя со всей дури по почкам кулаком, а когда ты оглядыавешься, еще и говорит тебе кучу грубостей, где он тебя видел и какого хрена ты ему загородил вид на Пьеху, которая только что вышла к гостям, ходит между рядами и поет.
До сих пор обидно, почему-то. Знаете, да, ты - нанятый фотограф. Снимаешь олигархический день рождения. Тут ведерко с икрой, там жаренный поросенок, тут Гурченко, там Пьеха. И все такое прочее. И все такие благочинные. И тут тебя кулаком по почкам. Уважаемый доктор, которому ты, проходя мимо, загородил вид на Пьеху. И столько злобы в его взгляде.
Вот до сих пор не понимаю, что это было. Вот это вот хамство - это что, случайность? Двинул сильно. Болело потом. Зато сейчас объясняет, что с хамством надо бороться. Удивительные дела.
Занятно, что вроде как бы и стыдно писать о таких вещах. Хотя вот почему? Ему же не стыдно было.

(no subject)

Мы договаривались, что я приеду где-нибудь с утра, чтобы свет был хороший. Я смогла проснуться к двенадцати. Как раз ближе к двумя я была у Ди. Свет уже был никакой. С собой мне тащить не хотелось. Да и машины сегодня у меня не было. Ди вовсю готовила курицу. Потому что так принято в приличных местах людей кормить. Я же торопилась что-нибудь поснимать, не так же просто потратила пару часов на дорогу.
Курица с картошкой были засунуты в духовку, мы выбрали какую-то там одежду и пошли сниматься. Квартира оказалась роскошна. Шесть комнат. Можете себе представить? Шесть отличных больших комнат. Лепнина на потолке. Ну и как это водится в российских традициях, почти все комнаты были забиты хламом, который выкинуть жалко и который плавно перекочевывает на дачу в итоге. Ди снимала в этой роскошной квартире одну комнату. По большому блату.
Collapse )