February 17th, 2011

(no subject)

Как всегда странно, я в деревне под Кембриджем. В соседней церкви бьет колокол каждый час. Бутылка красного, И есть чем дышать. Когда я вышла на улицу, плюс десять, в свитере, Тамара спросила - не замерзнешь?

Левина девушка и Лева отвезли меня в Шереметьево. Я так боялась, что мы опоздаем, что попросила их приехать куда как раньше чем надо было. Сначала Лева пытался открыть багажник, чтобы засунуть мой небольшой чемодан. Скалывал лед. В итоге, багажник открылся на половину. На полпути тормозили, закрывали.
Получилось - семь часов смотрела Отчаянных домохозяек. Как сказала Виви - уныло, но втягиваешься.
В итоге при прохождении границы не смогла сказать ни слова.
Впрочем, в этот раз моей персоной никто не заинтересовался. Совсем, даже обидно слегка стало.
На вопрос - когда уезжаете обратно, долго думала, сказала - соу сорри, бат ай донт ремебе эни водс. Гражданин улыбнулся - не волнуйтесь - даже сказал, поставил штамп. Пять минут и все дела.
А еще когда я вышла из машины и оказалась в аэропорту. В Шереметьево. Знаете, как это вдруг начинается и заканчивается? В легкой куртке, джинсах, туфлях, еще Варин папа звонил - ты еще не улетела?
- Нет, - отвечаю, - еще пара часов. Тут вокруг одни японцы. Такие трогательные.
- Ну вот, - говорит, - а я уже ругаться хотел, что ты со мной не попрощалась.
- Знаешь, - говорю ему я, - наверное это тебе очень обидно, но это знаешь, как только ты попадаешь в аэропорт, как только за его дверями остается зима и все такое прочее, вот это ощущение - аааа, свобода, и это ощущение, что я сейчас по потолку раз двадцать пробегу. Два дня назад в Икее я смотрела на свои отражения в многочисленных зеркалах и думала, что все кончено. Мне уже даже не сорок с хвостиком, мне уже весь полтинник, все кончено. А сегодня я рассматривала себя со всех сторон в огромном зеркале в туалете и я там была такая!!! Точно раз двадцать бы по потолку пробежала. И минус двадцать опять.
- Ну да, - говорит Варин папа, - таким придуркам как ты без вот этого никак не выжить, - в нашей семье - придурок - это такое вполне себе определенное слово с положительным оттенком.

Собственно я в деревне под Кембриджем. Через каких-нибудь шесть часов я родилась. Дышать можно полной грудью. Трава зеленая и все отчаянно цветет. Впрочем, сейчас ночь. И в церкви по соседству колокола каждый час бьют.
Поеду завтра в Лондон. Забываешь про это, вот это вот удивительное чувство свободы и возможность дышать во все легкие. Это так странно и так волнующе