April 15th, 2011

(no subject)

в тот день был Пашкин день рождения. Он как раз снимал у нас комнату в промежутке между Лехисом и Мелехином. Но у него быстро кончились деньги и он съехал обратно в семью в комнату над нами.
Но в тот день он еще жил в нашей коммуналке и у него был день рождения.
Было много гостей.
Время было голодное.
Но несмотря на голодное время были пиво и водка.
Кто-то даже играл на гитаре. Комната вся была заставлена Ивановскими картинами. И мы все сидели, кто на полу, кто на диване. Ну как это бывает, когда тебе чуть-чуть за двадцать, куча художников и чей-то день рождения.
И даже все уже были пьяны. Тут вдруг появляется Василий. Такой же как мы, весьма и весьма нетрезвый с гражданами мажорами. Он и она. Одеты не чета нам. Красивые даже в этой красивой одежде. Смотрят на нас как на инопланетян. Ящик Хенесси, торт-мороженное и еще какие-то невиданные в наших краях фрукты.
- А я вот тут в метро их встретил, - говорит нам Василий.
- у нас был юбилей, - перебивают его товарищи мажоры, - и мы решили спуститься в метро по этому поводу. Никогда не были.
- Познакомьтесь, он мой одноклассник, - говорит нам Василий, вечно пьяный, сын известного скульптура, талантливый, на самом деле. малчик, который пишет стихи на обоях, там же делает наброски и на все вопросы: "ты что с ума сошел, почему бы это не делать где-нибудь, что может сохраниться навсегда, отвечает: да кому это нужно, разве ж это Пушкин?
Одноклассник оказывается сыном известной дамы, владелицы одного московского канала.
- Ну вот, - говорит он, - и там мы встретили Василия. Он рассказал нам, что тут день рождения. И мы решили присоединиться.

Времена голодные. У нас пустой холодильник. Тут какая-то немыслимая куча фруктов и мороженное. Дети уже спят. Одноклассник Василия ходит по нашей коммуналке с круглыми глазами и говорит:
- Вот это жизнь! Кто бы мог подумать, что такое существует.
Пьяная соседка Нина, огромная пьяная, синяя соседка Нина в вечно рванном халате выруливает на кухню, почесывая бок. В туалете Ивана тошнит. Из ванной выскакивает Василий с расстегнутой ширинкой и довольной физиономией. За ним следом девушка в красном, слегка задумчивая и нынешний ее жених им навстречу.
- Что? - и хватает почему-то Василия за грудки. Потом они бьют друг другу лица во дворике. Мы с девушкой в красном весело курим. Иван продолжает тошниться в туалете. Оставшиеся планомерно напиваются, и среди всего этого бродит товарищ с телевизора, красивый и такой хорошо одетый, с мобильным телефоном. Первый мобильный у меня появится лет через пять.
- Ты не представляешь, - говорит он кому-то в трубку, - тут такая жизнь!

Хенесси недопитый по утру заныкала жена Ивана. Надо было старшего тащить к врачу. Был сложный случай. Все остальное дети доедали еще пару дней и были счастливы.
И никто еще не крутил еще у виска: вот дураки, и что, вам правда было весело?

(no subject)

а что вы делаете, когда хочется убить себя об стенку или, в лучшем случае конечно, долго бить кого-нибудь по лицу чем-нибудь тяжелым? И даже понятно кого, и даже понятно за что, адресно бить по лицу, за то, что человек изволил быть Господь Богом и убил твою мечту.
Что вы делаете, как защищаете свой, сошедший с ума от несправедливости, мозг?