August 3rd, 2011

(no subject)

Аттракционы уехали наполовину. Салюты кончились. Праздник кончился. Я точно, точно никогда не смогу жить в маленьких городках. И при этом они мне так нравятся.

Сегодня выбирали с Варварой, где бы посидеть вечером. Везде или семьи скучные, или тинейджеры – малчики – налево, девочки –направо, или дедушки-бабушки.

- Нет, Варвара, я не могу тратить свои деньги в таком месте, где не на кого смотреть и никакого праздника, - говорю я Варваре, которой очень надо где-нибудь сегодня посидеть, и чтобы музыка была.
- Значит, через пару-тройку лет мы больше не сможем ездить вместе, - говорит мне Варвара с трагизмом в голосе, - ведь ты любишь шум и толпу, а мне нравится, когда тишина и спокойствие.
- Да ладно, - говорю ей, - ты же только что хотела праздника и чтобы музыка громкая, и чтобы люди вокруг. Ты же не захотела пойти в тот тихий паб для местных.
На это она пожимает плечиком.

(no subject)

Я плыву к буйкам, Варвара уже замерзла, вылезла на берег и строит что-то на песке.
Я плыву мимо большого камня, на котором всегда важно сидят чайки и какие-то неизвестные мне птицы, презрительно орущие что-то. Они здорово ныряют. Проносятся стремительно внизу под тобой за мелкой рыбешкой. Промельк и только след серебристый.

Буйки здесь не близко, точно не Турция. Пока догребешь – куча времени пройдет. И сто раз замерзнешь. Поэтому грести надо энергичнее. Опять-таки точно не Турция. Там в это время года хоть обплавайся, шансов замерзнуть – никаких.
Collapse )

(no subject)

не знаю, как у вас. А у нас наконец-то наступило лето. Первый раз сегодня за последние две недели в шортах вечером на прогулку вышла и без носков. Штормит. Туман такой на набережной. Тинейджеры взад-вперед ходят лениво, что-то орут на всех языках мира. Тишина и спокойствие у нас тут в Бланесе. Тепло дали, опять-таки. Я абсолютно расслабилась. Тело выполоскано морем, во всех карманах песок и ракушки, которые Варвара заботливо собирает. Мозгов не осталось. Улыбка не сходит с лица. Здороваюсь со всеми встреченными собачками, улыбаюсь бабушкам, фотографирую тинейджеров. Интересно, удастся ли мне безболезненно вернуться обратно?