August 14th, 2011

(no subject)

Сидим с нашими новыми знакомыми за одним столом. Заказываем вино.
- О, - говорит Варвара с энтузиазмом, - моя мама очень любит вино!
Мечу в ее сторону бешеный взгляд. Сейчас все подумают, что я – алкоголик.
- Только от вина у нее все время болит живот, но она все равно его пьет.

Еще чуть позже Варвара рассказывает, как мама мечтает эмигрировать. И даже почти уже эмигрировала, но ей не повезло. И много еще чего про маму.
Пересказываю позже по скайпу эту всю историю:
- А про расстройство желудка она не успела оповестить? – спрашивают меня
- А я про него не знала, - отвечает Варвара, читающая книжку и вроде как не участвующая в разговоре.

Потом вечером она весело рассказывает Кате, что ее мама чистит зубы зубной щеткой папы. И что ее мама такая, все время зубные щетки путает, не может запомнить, где ее щетка. Поэтому от нее приходится прятать щетки.
И еще она рассказывает Жанне, что мама не заказывает блины, именно, в этом кафе, потому что в этом кафе они на один евро дороже чем в блинной под домом.

(no subject)

на детской площадке такие качели - в виде корзины, куда набивается человек восемь детей, и чей-нибудь родитель всех качает. Сначала родитель качает своего ребенка. Подходит еще кто-нибудь, он останавливает качели и спрашивает, не хочет ли ребенок присоединиться. И так, пока вся корзина не забивается детьми.
Варвара в этой корзине знакомится с испанскими детишками. Я часто выступаю в роли качающего родителя.

Сегодня мне было лениво качать качели. Прибегают Варвара с Катей и Варвара рассказывает:
- Подошла к качели, а там русский папа своих детей качает. Я ему говорю: "можно мы тоже сядем?" А он отвечает: "такая наглость, сейчас мы покатаемся, а потом вы катайтесь!" Я ему говорю, - говорит Варвара, - а когда тут испанские дети качаются, они всегда разрешают качаться. Странные вы какие-то. И мы от них отошли.

Ну да, там такой был типичный папа. Русский типичный папа с мрачной физиономией. И мама у них была в короткой юбке и тоже с очень недовольной физиономией. Осталось только пожать плечами. Что еще в такой ситуации можно сказать.
Потом они ушли и тут же толпа набилась на качели и стала веселиться.

(no subject)

У нас на кухне такое странное окно в пол. И ощущение, что легко выпадешь, если прислонишься к нему. Если его открыть, то окажется, что подоконник на уровне бедра. Неприятное ощущение.
Варвара стоит около окна на кухне, открывает, закрывает его и что-то выкрикивает в него.
- Что ты делаешь? - возмущаюсь я. Я очень нервничаю, если она к этому окну подходит.
- Ничего, - удивляется она моей реакции, - стою у окна, смотрю в него, танцую и пою.
Ну да, и чего нервничать. Странные эти родители.
Collapse )

(no subject)

а еще знаете, что странно, мы тут рассказываем свои жизни и нас слушают. Кому-то эти жизни интересны. И это странно. Потому что все мы движемся по одинаковым кривым и только воображение слегка отличает нас друг от друга, и почему же тогда нам интересны чужие жизни

(no subject)

а скажите, дорогие друзья, когда у вас прошло ощущение, если прошло, что все миновало, молодость прошла и больше ничего не будет? Сижу на балконе, смотрю на море и пьяную толпу под окнами и ощущение, что впереди ого-го сколько всего, и что горы сдвину точно, как там тетя Довлатова писала: Жизнь прожита за половину, а я все думаю, что горы сдвину. И что мне по-прежнему все еще даже не двадцать пять. Еще до двадцати пяти не доросла. Забавно все-таки

(no subject)

а расскажите мне, за что вы любите нашу Отчизну? Вопрос к тем, кто живет в моей стране. Может быть мне от этого станет легче в нее возвращаться.
Вот почему мне не хочется на родину очень даже понятно. Здесь спокойно. Настолько спокойно, что отпуская ребенка во двор ты абсолютно не паришься, что с ним что-нибудь может приключиться. И просто спокойно. И все улыбаются, когда ты улыбаешься. Это ведь нормально да. Ну и тепло. И даже думать о бесконечной зиме не получается, находясь здесь. Кстати, откуда этот расслабон получается, не очень понятно. Почему в Мытищах, сидя на своем девятом этаже, ты все время ощущаешь, что нужно броню отрастить побольше, чтобы непробиваемее стать. И с соседями быстро перестаешь здороваться.
Нет, я тоже люблю свою Отчизну. Очень даже и горжусь ею по своему. Но с удовольствием жила бы где-нибудь еще, правда. Где спокойно на душе