December 5th, 2011

(no subject)

Сижу на своем девятом этаже города Мытищи. Пью вино. Пора идти спать, если честно. Зачем-то слушаю, уже раз десять прослушала, привет тебе Вика, а где-то Лондонский дождь. Видимо, вино. Ну и один раз прослушала на всякий случай - мне приснилось небо Лондона, но не фанат, если честно.
Collapse )

(no subject)

Хеллоуин в Лондоне. К сожалению, я приехала в понедельник, а не в субботу. И людей в костюмах уже было меньше. Но все равно еще кого-то застала


Collapse )

(no subject)

Гуляла по Москве сегодня, видела много солдат, автобусов с солдатами. Еще было солнечно. Еще было много улыбающихся людей, которые и мне тоже улыбались, а я им улыбалась. Странный такой день для Москвы.
Болтаем тут с Варварой.
- Здорово, в следующем году у нас уже не будет Лилии Васильевны.
- Но будет много других учителей. И кто знает, будут ли они тебя любить. Меня вот, к примеру, больше половины учителей не любило. Любила учительница литературы и русского языка за то, что я хорошо сочинения пишу и вышибаю у нее слезу, каждый раз, читая стихи о войне. И учительница математики, потому что я была лучшая в классе по математике. Остальные не любили. Впрочем, не любила учительница истории за то, что я не конспектировала статьи Ленина, сидела на задней парте, пускала зайчиков зеркалом и высказывала, с ее точки зрения, всякое неуважение в ее адрес. Не любил учитель географии за слишком наглую физиономию - его личное выражение и за то, что улыбаюсь ему в лицо, когда он что-нибудь неприятное тебе говорит. По этому поводу он периодически выставлял меня с уроков, чтобы не видеть меня лишний раз. "Иди, - говорил он, - погуляй где-нибудь". С географией я тоже особо не подружилась. Учительнице биологии было 26, она носила прозрачные розовые блузки с черными лифчиками, у которых спадали лямки. Она замечала только малчиков. За одного из них позже она вышла замуж. Учительница физики тоже любила малчиков, и не любила меня, потому что с одним из ее любимых малчиков у меня был конфликт. Мы с ним как-то сильно подрались на уроке. Он оторвал ручку у моего портфеля, а я заехала ему в глаз. И нас выставили из класса . Нет, меня еще любил военрук, потому что я больше всех, если брать девочек да и многих малчиков, отжималась и выступала в Зарнице за школу, а также делала некие успехи, разбирая автомат Калашникова. И учитель физкультуры меня любил. Потому что у меня с физкультурой было все очень и очень хорошо.
- Ага, - говорит мне Варвара, выслушивая все это, - значит меня только и будут любить учитель труда и рисования.