April 21st, 2013

(no subject)

Я обрабатываю картинки, за два последних дня коммерческих съемок какая-то огромная куча и всем надо срочно. Варвара сидит рядом, рисует портрет новыми фломастерами.
- Слушай, - говорит Варвара, - купи мне балончики.
- Графитти? - спрашиваю
Collapse )

(no subject)

а по воскресеньям все ходят на цветочный рынок, чтобы свежие цветы стояли всю неделю до следующего воскресенья.


Collapse )

(no subject)

какой мне прекрасный коммент написал "профессиональный фотограф" вот к этому посту - http://iogannsb.livejournal.com/2581855.html?view=19262559#t19262559:

"устал жить в стране, которая живет по воровским законам,
Разве что вы и живете по воровским законам ( мы все уже насмотрелись как креаклы воруют, торгуют, и даже убивают друг друга), но уж каждый выбирает сам кем ему быть
>> в стране, которая разрушается на глазах
А вам никогда в голову не приходило что это не страна разрушается, а вы сами.
Как люди - уже за гранью разрушения.
Потому что ничего делать не умеете и не хотите учится и работать. А жрать хотите.
Сейчас вам конечно же захочется возразить какая вы креативная и творческий фотограф. А я посмотрел, да, плохо что заводы по сжиганию покупателей говнозеркалок остановились. Теперь креативных фотографов как блох на дворовой кошке, а в реальности... На москву дай бог человек 20 наберется. Остальные креативные непризнанные оппозицеры :))) хотят больше есть, а работать не хотят. :)
В рехультате вместо того чтобы учится и развиваться - вам проще обвинить окружающих людей и страну."
Не, ну разве не прелесть. Сходила, насладилась творчеством. В очередной раз убедилась, что великим фотографам некогда писать комменты в жж. Почему люди не боятся выглядеть идиотами?

письмо матери выдающегося писателя Василия Гроссмана

Знаете, у меня дед был еврей. В характеристике с фронта так и было написано - коммунист, еврей. По еврейским традициям, я ни разу не еврейка. Но мне всегда с детства объясняли, что не стоит никому рассказывать, что дед - еврей. Бабушка моя, когда мне письма в институт писала, даже своей девичьей фамилией подписывалась, на всякий случай. А еще всю семью моего деда вот так вот в одночасье расстреляли - маму, братьев, сестер, племянников и племянниц. Большая семья была. Из пятнадцати детей, взрослых детей, которые уже все семьями обзавелись, в живых человека четыре остались. Старший брат еще при погромах в 905 году подростком уехал в Канаду, потом перебрался в Штаты. Отца тогда еще убили при погромах. Одна сестра, когда их вели на расстрел, шла в середине колонны и ей полицейский сказал, когда они переходили мост, чтобы она прыгала с моста, он стрелять не будет. Она спрыгнула. А дочь ее пятилетняя шла с бабушкой, ее мамой за руку впереди колонны. Сестра дедова до ночи простояла под мостом в реке, ночью добралась до соседнего хутора, где не так давно в семье умерла дочь. Знакомые с этого хутора отдали ей документы дочери и утром ее угнали в Германию. Дед на фронте был. Про еще одну сестру просто не помню. А еще помню эти рассказы на Украине, как местные хвалились, как их родители ходили разбирать еврейские вещи, вещи тех, кого уже расстреляли. А еще помню как еврейское кладбище регулярно оскверняли. И этот вечный вопрос - что не так с этими людьми. Посмотреть вроде, люди как люди. Поэтому, когда читаешь такое, я думаю, не одна я, все так знакомо и в очередной раз все переворачивается от боли. И люди, они хоть чуть-чуть изменились с тех времен? Такое ощущение, что не очень. Хотя, откуда мне знать. Мои-то все вокруг прекрасные.


ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ЕВРЕЙСКОЙ МАТЕРИ СЫНУ

(письмо матери выдающегося писателя Василия Гроссмана, создавшего гениальный роман о 2 -й мировой войне "Жизнь и судьба")

Витя, я уверена, мое письмо дойдёт до тебя, хотя я за линией фронта и за колючей проволокой еврейского гетто. Твой ответ я никогда не получу, меня не будет. Я хочу, чтобы ты знал о моих последних днях, с этой мыслью мне легче уйти из жизни.
Людей, Витя, трудно понять по-настоящему...
Collapse )