April 28th, 2013

(no subject)

иногда вдруг кто-то на Анну Герман ссылку даст. Ну и там еще виски - пятьдесят грамм, ну и смска от дарлинг про экзамен, который был сдан мной не так как надо, ей только что пришел мой результат, и подпись - скучаю, баллов же достаточно набрала? А я на Красной площади и у меня, ставшее привычным, винтилово. И потом еще Таша вдруг вылезет и спросит - как дела? Ты, типа, в порядке? И вдруг выключатель-включатель включат и цветные картинки, и запахи, и звуки под Анну Герман, как, к примеру, мы с мамой, маме чуть-чуть за двадцать пять, она наконец-то получила комнату в малосемейке, у нас в Набережных Челнах так называют коммуналку, она забрала меня к себе из Казахстана, где бабушка-дедушка, мир очень крохотный, за забором - цыгане, перед домом - отличный сарай с кучей коров и одним быком, ну и просто в Казахстане - прекрасно, в Набережных Челнах - не очень, но мама. А в Казахстане - крутецки, и дедушка с бабушкой очень любимые.

Collapse )

(no subject)

Иду сегодня по Красной площади. Ленин Пушкину бороду приклеивает.
- Вау, - говорю, - можно я это сниму?
- Конечно, - говорят.
Но тут мимо менты мимо проходят, с эшником во главе.
- о, - говорю,- шпики пошли.
- Мы вроде ничего противозаконного не совершаем, - говорит Пушкин
- Ну да, - говорю, - двадцать семь человек сейчас за просто так арестовали, можно и расслабиться.

Но я не стала Пушкина с Лениным снимать. В прошлое воскресенье снимала, как их полиция арестовывала и денег требовала.
Такая у нас у всех интересная жизнь

(no subject)

Решила все-таки здесь написать. У нас новый обвиняемый по Болотке. Взяли в зоомагазине. Перед шестым стараются. Я понимаю, что этого шестого мая народа будет намного меньше, чем в прошлом году. Все устали от протестов, многим наплевать, у многих свои дела, многие считают это все бессмысленным - и только фрики выходят на площади. Не знаю как вы, но я пойду шестого на митинг. И товарищи мои пойдут.