June 25th, 2013

(no subject)

В ООН считают, что Украина опасна для политических беженцев. Собственно, и не только в ООН. Политические беженцы на Украине ежедневно сталкиваются с множеством проблем. "Слишком многие люди остаются без каких-либо документов, слишком мало людей получают согласие на работу…. Многие из них живут в страхе и борются за выживание. Очень многие беженцы не могут даже получить надлежащие документы". Собственно, именно этому и была посвящена сегодняшняя акция. Не очень удачная, но не всегда все получается. Очень смешной молодой мент объяснил нам, что мы все помешали им есть вкусную клубнику. На предложение поделиться, сделать вид, что не услышал. Долго кричал в трубку:
- Быстро, с мигалками, к нам. У нас тут акция, несанкционированная - захват Днепра. Не знаю, что значит, - дальше было матом. Мы снаружи смеялись.
Позже, он еще объяснил, что это же в наших интересах они просто обязаны пресекать такие акции. И традиционно предложил:
- Не нравится наша страна, валите отсюда.
И традиционно удивлялся на мой вопрос:
- А почему я, собственно, должна валить, а он мне должен указывать, что я должна делать.



Collapse )

(no subject)

В холодильнике есть сыр в нарезке, маслины, ужасно соленые и яйца.
Долго смотрю в холодильник.
- Варвара, почему у нас вечно пустой холодильник, почему? - спрашиваю я в двенадцать ночи собственного ребенка.
- Не знаю,- говорит, - сказала бы, что купить, я бы сходила.
- Ну ты сама могла бы сходить и что-нибудь купить.
- А меня все устраивает, - говорит Варвара, - нет шанса растолстеть, как несколько девочек в нашем классе.
У нас как в советском санатории - еда три раза в день, фактически, порционная. Утром - мюзли у Варвары, у меня бутер с сыром, в обед порция куриного супа с вермишелью, на ужин, иногда котлеты с картошкой, чаще макароны с соевым соусом и помидорами. Варвара очень уважает.
И вот так, да, двенадцать ночи, смотрю в пустой холодильник. Грущу очень. Чего-то хочется, но там в холодильнике пустота.