July 27th, 2013

(no subject)

сегодня, пока ехала к Виви, в метро на Октбярьской увидела толпу молодых людей, традиционно одетых в черные толстовки с капюшонами и с завязанными лицами, чтобы не узнать. Так обычно националисты одеваются, когда толпой идут кого-то громить. Толпа кого-то плотно окружила. Толпа была внушительна. Пошла разбираться, кого они там пинают. Залезла в толпу, громогласно спросила, что происходит. Страшно, если честно. Повернулись, посмотрели, сказали, что поймали наркоторговца и помогают полиции его скрутить.
- Да вы посмотрите, вон полиция, - говорят, - не беспокойтесь, мы уже с ним разобрались. Пробралась в центр, посмотрела на разбитую физиономию торговца, - эти нерусские достали уже тут торговать, - сказали мне молодые люди.
Вылезла из толпы. Поехала к Виви. И думала, что грустно все это очень. Полиция крышует наркоторговцев, ни для кого не секрет. Помнится, один мой знакомый полицейский, работающий на центральной станции метро, говорил, что вариантов нет - приходится крышевать. Но он еще и сам употреблял, ко всему прочему. Получается, что остается только гражданам объединяться в отряды и отлавливать этих самых торговцев, других вариантов нет? Все улицы и стены у нас в Мытищах расписаны телефонами и надписями - spice, легальный mix. Не вопрос отловить. Шла и думала, что же так муторно?
С наркотой надо бороться, надо кричать во все горло, как это опасно и к чему это может привести. Но я совершенно не готова к тому, если мобильные отряды начнут на улицах линчевать наркоторговцев. Я за то, чтобы этим занимались соответствующие органы, которые зачастую как раз вполне себе заинтересованы в том, чтобы продавцы наркотой безболезненно продолжали торговать.
Одна пожилая женщина, которая за мной полезла, выяснять, что происходит, спросила у меня:
- А зачем они лица прячут, если они считают, что хорошее дело делают?

(no subject)

К сожалению, из-за разницы во времени Варвара звонит всегда где-нибудь в лучшем случае в полпервого, в худшем - ближе к двум. Вчера был очередной, хотя нет, внеочередной рыдательный вечер. Варвара взяла в офисе деньги, целых десять фунтов. Она экономила всю неделю. Я выдала ей всего сто фунтов, как рекомендовали в лагере - три фунта в день. Но не учла, что кормят их так, что она часто голодная, ну и по субботам, когда пересменок, их возят в зоопарк, а в зоопарке предполагается, что они сами себе покупают еду. А это уже - не три фунта. Об этом никто не предупредил. Поэтому, Варваре приходится разбираться с деньгами самой. Всю неделю Варвара экономила, брала из офиса всего по одному фунту. И взяла в пятницу вечером целых десять сэкономленных фунтов. Которые тут же и потеряла.
Collapse )

(no subject)

У Варвары - новый отряд. Всего четыре девочки и куча мальчишек. Звонит и просит поговорить с вожатым, чтобы перевели в другую группу, где мальчиков и девочек одинаково. Уговариваю, что круто, когда много мальчишек, меньше интриг и все-такое.
- Нет, ну, пожалуйста, пожалуйста, когда много девчонок - лучше. Пожалуйста, попроси меня перевести в другой отряд. Я сейчас дам трубку вожатой.
А надо сказать, связь так себе. Сидят они где-то там в лесу около Уэльса и слышно очень плохо.
- А смогу ли я ее понять? - спрашиваю я.
- Конечно, - отмахивается Варвара, - я ее отлично понимаю.
- Ну может ты тогда сама ее попросишь перевести в другой отряд?
- Нет, она меня не послушает.
Пришлось общаться самостоятельно. Слышно было ужасно, но все-таки расслышала, что вожатая поговорит с менеджером и они сделают все возможное. Заодно, сто раз извинилась за возможные траблы, связанные с моей девочкой. На что вожатая сказала, что все нормально и я могу так сильно не переживать. Нормальное у нее поведение. А я что-то реально вдруг боюсь, что за плохое поведение из лагеря выгонят.
А еще сегодня уехал Никита домой. Варвара не успела с ним попрощаться и взять его координаты.
- Но это ничего, - сказала Варвара бодро, - мне большие русские завтра обещали его контакты принести. А еще со мной сегодня пиццей поделилась другая русская девочка. Так что теперь я ей должна всего-то два фунта семьдесят пять.