December 11th, 2013

(no subject)

Мы когда стояли в коридоре. Вернее так, я уже спускалась по лестнице, внизу Кэтрин варила себе кофе, Конрад возился в душе и я ему крикнула:
- Пока Конрад, увидимся в следующем году, - похоже он меня не услышал или я не услышала его ответ.
В этот момент с третьего этажа спустился Данни. Он уже несколько раз спускался, безуспешно пытаясь попасть в душ.
- Ты что, уже уезжаешь? - спросил Данни
- Ага, - сказала я
- И что, это я вот тебя до конца января не увижу?
- Ну никто же не виноват, что ты уезжаешь в Новосибирск, - говорю я ему.
- Давай обнимемся?
И мы обнялись. Я была в куртке и трех штанах - собираясь в Россию лучше одеться тепло. Данни был в пижамных штанах и с голым торсом - только проснулся.
Мы так отлично обнялись, что шедевральные Марковские картины, висящие на стенах, сорвались и с грохотом покатились вниз по ступенькам.
Буквально накануне, когда Марта спрашивала, не стоит ли нам сделать ремонт в нашем доме, Конрад сказал, что и картины Марка можно было бы уже куда-нибудь пристроить.
- А не вынести ли нам их на помойку? - спросил Конрад.
- А вдруг кому-нибудь понадобится холст, - сказала я.
Марк жил в нашем доме еще до меня. Оставил кучу дурацких картин.
И вот эти самые картины с грохотом скатываются по лестнице. Из душа выскакивает Конрад и кричит:
- What the hell is going on?
Мы с Данни пожимаем плечами. Он желает мне хорошей дороги и спешит в душ, пока Конрад не передумал.
- Ты уезжаешь? - спрашивает меня Конрад, перевешивается через перила и обнимает меня. От него пахнет мылом и молодостью.
Потом мы еще обнялись с Кэтрин. Все остальные граждане еще безмятежно спали в своих кроватках.