February 5th, 2015

(no subject)

Дом может не такой уж и старый, но прикидывается, что ему уже лет сто. Когда кто-нибудь бежит по лестнице вверх или вниз, дом трясется, звук шагов разносится по всему дому. Я всегда думаю, как хорошо, что нас так много в этом доме, иначе я бы давно умерла бы от страха.
Лондоньеры постят в свои инстаграммы тонны снега и Лондон, слегка им занесенный. Пишут - и вот зима пришла. У нас хоть бы снежинка упала.
Впрочем, может и хорошо. У меня все равно нет камеры.
Collapse )

(no subject)

а еще сто лет назад, когда мы все еще учились на физтехе, а Лева был совсем крошечный, я где-то приобрела огромный плакат. Перестройка стартанула уже в полный рост, машины взрывали под окнами и куча всякой порнопродукции хлынула в огромном количестве. Куча каких-то газетенок печатала псевдо-эротические низкопробные романы. Нам было мало лет, мы все были родом из СССР, ну и еще эта мужская общага. В общем, популярное чтиво. И этот плакат был очень в ту самую тему. На нем длинноногая брюнетка в драных коротких шортах и клетчатой рубашке, задорно оттопырив зад, взбиралась по лестнице, собираясь красить стену. Под стремянкой стояли банки с краской. Стенка была голубая, иссине синяя, если честно, брюнетка загорелая. Рубашка завязано высоко. И только и можно было видеть ее со спины. Ее лицо, возможно можно было додумать, но не было необходимости. Фотография была настолько самодостаточна, про молодость, юность и секс. И наверное ту самую свободу и ощущение, что ты настолько прекрасен, что больше никого в этом свете не существует. Он у меня этот плакат года три висел. Потом состарился, ну и тараканы в общаге и все такое. Сгинул плакат. Но сегодня вдруг увидела что-то такое на фликре. И фотография с моих нынешних позиция - никакая была. Но иногда это такая дверь куда-то там назад в прошлое. Как все эти малчики, с масками на лице - хей, хей, жизнь прекрасна