March 21st, 2015

(no subject)

Дом Дома строчит на машинке. Шьет что-то.
- Скажи, когда ты собираешься спать?
- Еще пятнадцать минут, - говорю я.
Бедный Юсеф мается. Потому что Дом Дома строчит там, где Юсеф может положить свой матрас. Но это все временно. Я скоро уеду, Юсеф вернется из Швейцарии и будет спать в моей половине комнаты.
Collapse )

(no subject)

почему вдруг захотелось, чтобы вот прямо весна, окна на распашку, и чтобы нам лет девятнадцать. Мы сидим на подоконнике нашей комнаты, свесив ноги наружу. Суббота, весна, солнце, Долгопа. Очень хочется в Водники открыть сезон, но на носу зачеты. Мы греемся на солнце, делая вид, что активно учимся. И это солнце проникает внутрь, и такое полное счастье - вечно молодой, вечно беззаботный, ничего впереди, только ты вот прямо сейчас, солнце и счастье.
И еще студенты иногда внизу пробегают, машут тебе рукой.

Холодная суббота, Лондон, Дом Дома продолжает шить, я ему помогаю что-то там закалывать, редактирую картинки для Радека, жду, когда он наконец перестанет общаться с красавчиком Робертом и возьмется за дело. Совершенно не светит провести целый день субботы, даже самой холодной субботы, дома.

(no subject)

одна дама-мулатка, что в данном случае немаловажно, иначе я бы и внимания не обратила, порадовалась у себя на фейсбуке, что нынче в их районе ну совсем исчезли азиатские лица. Никаких тебе дворников азиатов, как приятно.
- Ты расистка? - спросил ее кто-то в комментах.
Collapse )