February 25th, 2016

(no subject)

Приехал ребенок. Заглянул в холодильник. Не обнаружил колбасу.
- Ладно, пойду в школу, - сказал ребенок, - соскучилась по нашим.

И ускакала.
- Может еще на английский успею, - говорит.
Судя по всему, ночью не спала.
Краткий пересказ событий - было круто, но слишком плотная тусовка, в какой-то момент стало тяжело. Ходить в баню весело, особенно, когда потом выпрыгиваешь в сугроб. На лыжах по лесу ходить весело, но стирать ноги неприятно. Восьмиклассники взяли много разного бухла, а потом чуть не спалились. Теперь еще и все кто был из десятого, одиннадцатого и седьмого класса - тоже друзья. Из рюкзака воняет грязными носками, костром и сосисками. В следующем году надо будет брать меньше одежды, больше еды. В этот раз все сидели вокруг батона колбасы, который Варвара благоразумно взяла с собой, отрезали по куску и ели. Но надо было брать больше. Никаких романов, о счастье, не случилось. Но все вокруг сестры и братья.
Мой шкурный интерес - ну что, что со вшами?
- Вроде никто не чесался, - говорит. Может пронесет.

(no subject)

А я продолжаю снимать занятия в нашей школе. Хроника событий, про наших детей и волонтеров. Райан с Ясиром отлично научились позировать. И зачем слова, если по картинкам и без слов видно, как идет процесс обучения.



Collapse )

(no subject)

В Навального метнули двумя тортами. Лайфньюс оперативненько опубликовал видео с места событий, подчеркнув, что "гражданский репортер" получил вознаграждение. То есть этот самый "гражданский репортер" был в курсе, что будут метать торты в конкретного человека в конкретном месте, отправился, снял и получил свои деньги. Получилось, что чуваки даже не особо потратились, наверняка еще и наварили. Два торта - это рублей пятьсот-шестьсот, если самые дешевые покупать. Лайфньюс, насколько мне известно, платит больше.

И у меня, конечно же, тут же вопрос возник - а если вот эти вот, невзрачные два лоботряса, серо-одетые, так, кстати, одеваются сотрудники известного ведомства, чтобы меньше отсвечивать в толпе, будут каждый день метать торты, поднимать, так сказать, кондитерскую промышленность из руин, они каждый раз будут за это получать деньги из бюджета - тортометание, а "гражданский репортер" будет каждый день получать деньги от лайфньюс или надоест? Или однажды Лайфньюс скажет "гражданскому репортеру" - да задолбал ты уже, сними что-нибудь новенькое.
А так, конечно, удивительные у нас патриоты. Зарабатывают бабло на тортометании, и очень сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из них может вместе этого сделать что-нибудь реальное, хорошее, такое патриотичное - хотя бы бабушку через дорогу перевести, чтобы сообщить потом о вечном - какие русские все-таки добрые и отзывчивые чуваки. Вот и не жалко свою жизнь тратить на такое. Хотя, если в голове больше ничего нет, и такие развлечения вполне украсят жизнь, по всей видимости.
А народ уже кричит - опять Леха пиарится, вот и лайфньюс о нем уже написал.

(no subject)

А помните, у Вари в лицее было "Посвящение в лицеисты"? Один из родителей смонтировал видео этого праздника. В этот день школа превратилась в одну большую фестивальную площадку. Вся школа готовилась к этому событию пару месяцев. Меня вот очень удивили прекрасные декорации, сделанные из картона.
Каждый раз, попадая в Варину школу, думаю, что оно конечно поздно сокрушаться, но как жалко, что я не училась в такой вот школе.
В ролике Варвара вещает про поезд - совсем чуть-чуть, в красной футболке и юбке. Совсем уже в девушку превратилась. А в конце ролика в белой Левиной футболке и рваных джинсах.
А еще, у нас такие красивые дети. Удивительно красивые дети.

(no subject)

У Варвары есть подзамочная группа в вконтактике. Ее читает аж целых девятнадцать человек. Пишет она каждый день и разное. Про свое, подростковое. Мысли, сомнения, дневниковые записи. В общем, все то, что можно писать в четырнадцать лет. И тут вдруг выяснилось, что кто-то из этих девятнадцати сливает ее записи. Подходит к ней намедни один молодой человек из ее класса и говорит:
- А ты знаешь, что ты просто ужасно пишешь? Вот зачем ты это делаешь? Ненавижу, когда ноют о своих проблемах.
- Ты его спросила, зачем он это читает? - спрашиваем мы ее с Вариным папой, - ежики кололись, плакали, но продолжали есть кактусы. Может он хочет поговорить об этом? Зачем он тратит свое время на бездарную писанину? Может он хочет, чтобы ты написала об этом?
Но в целом, конечно, забавно. Человеку - четырнадцать, он читает регулярно сливаемую информацию, негодует и спешит сообщить о том, как ему не нравится это читать.
Collapse )