May 30th, 2016

(no subject)

Собственная деточка в четыре утра, перед тем, как пойти наконец-то спать, романтически пишет в инстаграме - нет, я не хочу спать, у меня лето. На картинке мой тинейджер в зеленой майке, которую я привезла себе из Лондона, и коротких шортах у окна встречает рассвет.
- Во сколько спать легла? - спрашиваю я ее, когда она в ночи приходит домой.
- В восемь, - говорит.
- То есть вы никуда не успели - ни на выставку, ни на праздник холи и все-такое.
- Нет, мы достаточно поздно встали.
И ночью они болтали, сделали Варе маникюр. Теперь у моего тинейджера прекрасные черные ногти. Отличное время - юность, взросление, любимая подружка, болтовня на кухне до рассввета. А во дворе на байке катается Серафим лет пятнадцати. Как-то, кто-то с ним в ночи катался до парка Культуры и обратно.
- Ты, конечно, будешь ругаться, но я не могу тебе это не рассказать, - и потом, - ну что ты молчишь?
- Я расстроена, мы же уже как-то говорили о правилах безопасности.
- Я знаю, что это было глупо. И больше никогда. Но ничего ведь не произошло?
Collapse )

Gian Paolo Barbieri 18+

Gian Paolo Barbieri.
Джан Паоло Барбьери.
Родился в 1938 году в Милане.
Был знаком с Феллини и Висконти.
Одно время снимался у Висконти. Попал к нему случайно. Победил в стометровке кролем. На соревнованиях был агент, который искал актера для роли в спектакле у Висконти. Попросил Джану прийти на пробы. На пробах в темноте, не зная, что сказать, Джан повторял: "Я же вам сказал, что я не актер". Висконти предложил ему прочесть стихотворение и взял его в постановку. На роль короля.

В начале своей карьеры много снимал на белом фоне. До тех пор, пока Джанни Версачи не сказал ему:
- А попробуй-ка снимать на природе, с реальными декорациями. Ты будешь первым фотографом, который будет снимать так.
Активно использует серый фон, который хорошо помогает подчеркнуть тональность и рисунок светом, снять, именно, такой снимок, который он задумал.
В детстве ему нравилось покупать открытки с кинозвездами. Разглядывал их, снимал сам так, чтобы воссоздать игру света и тени. Долго не мог понять, почему у него ничего не получается. Пока не купил свою первую профессиональную камеру за семнадцать тысяч лир (10 евро) и не изучил экспозицию.
Много снимал для итальянского Вога, различных гламурных журналов, а также рекламу.

В какой-то момент получил заказ на съемку travel-фотографии. С этого момента стал снимать путешествия. Считает, что съемка путешествий дает большую свободу, нежели съемка моды.




Collapse )

И бэкстейдж со съемки



Остальные посты про фотографов можно посмотреть по тэгу - http://iogannsb.livejournal.com/tag/%D1%87%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%B5%20%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B8

(no subject)

года полтора назад или два. Кто знает. Мы с Домасом все еще делим комнату. Домас все еще блондин. Мы не разговариваем с Радеком уже почти месяц. Иногда нас навещает ДЕнис. Вернее так, он навещает Данни, который все еще живет в нашем доме на третьем этаже, а потом приходит к нам в гости. Приносит водку. Накануне они все куда-то собирались. Звали меня с собой. Долго собирались. Вылилось все в вечеринку дома. Но в четыре они все-таки ушли. Чтобы вернуться в пять в опечаленных чувствах, везде опоздали. Еще такая мерзкая погода. И где-то по утру, часов в двенадцать, да, Денис с Домасом решили сделать селфи.
- Еленка, иди сниматься, - вопли из-за перегородки. Наша комната была поделена перегородкой.
И много-много селфи на комп.
Мы тут очень даже хорошенькие, мне так кажется. А малчики в том самом возрасте, когда похмелье еще не так сносит мозги.
А еще сегодня день рождения у Конрада.
- Хотел бы я чтобы ты сегодня была здесь с нами, - пишет мне Конрад. А вчера у них была домашняя вечеринка по поводу приезда Радека. Люсьен сразу примчался. И сплошные селфи - Радек и Домас с черными зрачками, Радек, Марта и Люсьен на нашей лестнице, ведущей на третий этаж.
- Я ревную, - пишу я им. А они ставят мне лайки. Отношения и жизнь в эпоху интернета очень романтичны.

(no subject)

- Так вот, - рассказывает Варвара, которая вместе с Яной сегодня проходили "ну очень страшный квест", - Яна мне говорит: "А может там в лампочке что-нибудь? Надо ее выкрутить". Я открыла фонарь и попыталась выкрутить лампочку. И меня стукнуло током.
- Очень умно, - говорю я.
- Это не я, это - Яна, - оправдывается Варя, - и тут Яна нашла перчатки. "О, - сказала Яна, - эти перчатки специально для того, чтобы выкрутить лампочку", и стала выкручивать лампочку. И вырубила все электричество не только в нашем квесте, но и во всех остальных квестах. В общем, за это они нам дали лишних тридцать минут. Благодаря чему, нам удалось пройти этот квест. А еще в одном месте нас разделили сеткой, и у каждого была своя половина шкафа. Когда Яна зашла в свой шкаф, дверь за ней захлопнулась. А моя нет. И Яна очень боялась, прижималась через сетку ко мне. Но потом нам удалось найти ключи и выйти из шкафа.

- Теперь твоя мама обо мне пишет так же часто, - говорит Яна, - я теперь тоже популярна. Но, конечно, не так как ты.
Все это мне пересказывает Варя.
- Скажи ей, что тут трудно конкурировать. О тебе я пишу с твоих лет трех.
Сегодня был жаркий день. Пух летел во все стороны, собираясь на асфальте в солидные кучи. Очень хотелось его поджечь. Очень интересно, как горит пух. Но говорят, вместе с пухом часто горят машины. Поэтому я была благоразумна.
А в районе станции Коньково продавали красивую черешню по триста пятьдесят рублей за килограмм.
Также окулист в районной поликлинике сегодня была очень добра. Называла Варвару Лапулей, отчего у нас с Варварой был крайне изумленный вид. Мы так и не поняли, что произошло. В прошлый раз она очень громко выражала свое недовольство.