June 22nd, 2016

(no subject)

Какая-то куча портретов, не могу выбрать один. Вот чему я никак не научусь, столько лет снимая, это как выбрать одну единственную карточку.



Collapse )

(no subject)

Когда по тебе ползет большой жук, и в темноте не видно, что это так шустро по тебе карабкается, ты неожиданно для себя, начинаешь кричать, потому что нынче, ты - укушенный клещом и у тебя фобия, что что-нибудь опять тебя укусит. Ты так трагично кричишь, по всей видимости, что они все так смешно бегут к тебе, пугаясь и рисуя самые мрачные сценарии.
На самом деле, у нас вчера три раза отключали электричество.

Еще очень интересно чистить бассейн вечером. Если бассейн окружен деревьями, цветущими деревьями, а вокруг бушует ветер, вся эта шелуха будет в бассейне. У нас тут есть большой такой сачок. Раз пять обойдешь бассейн по периметру, сачок полностью наполняется. Варвара говорит, что я очень смешно выгляжу с этим сачком, когда чищу бассейн.

Еще мы намедни спасли одну пчелу и двух жуков, которые зазевались и упали в бассейн. Думаю, что это неплохая могла бы быть профессия - спасатель жуков.

(no subject)

два часа с террасы доносятся вопли про химию. То один вскрикивает, то другой. Это вместо того, чтобы идти в бассейн или поесть. Поесть или в бассейн. У одной - совесть. У другого - педагогическое рвение. А я картинки на стоки гружу. Все при деле.

(no subject)

На берегу встретили наших немцев, которые живут в соседнем бунгало.
- О, - говорит Хейке, - а я и не знала, что у вас есть дочь.
- Она просто спит по утрам, - говорим, - тинейджер. Приходится ей завтрак в номер носить, - Варвара стоит рядом, скромно, но ослепительно улыбается.
- Понятно, - говорит Хейке, - у меня тоже дети, они, правда, постарше: двадцать два и двадцать четыре, но я помню этот период.
- А моему старшему двадцать семь, - хвастаюсь я.

- Двадцать семь, - говорит задумчиво Варвара, - жесть, Лева - старый. Я думала, что ему двадцать пять.
И вот это-то самое, что нужно знать про пятнадцать лет. В пятнадцать - двадцать семь - это старик.

В ночи разговаривали с Джиханом. Джихан работает с семи до двенадцати ночи. Встреча гостей, расселение, кормежка, ресторан на нем.
- Почему вы не идете на берег? - спрашивает у нас Джихан.
- Мы там только что были, - отвечаю, - Варин папа плавал, а я смотрела в небо.
- Нет, надо сейчас идти, - настаивает он, - сейчас такой период, когда с одиннадцати вечера до пяти утра черепахи приплывают откладывать яйца. Я как-то видел черепаху, она килограмм сто весила. Мне так повезло. Я вчера ночью плавал.
- Ты каждый день плаваешь?
- Нет, что ты. Я работаю. Прихожу домой и спрашиваю себя - хочу ли я идти на море. Голова горит - да, конечно. А тело такое - ну ты что, какое море. Давай спать.