July 7th, 2016

(no subject)

У метро очень нетрезвый пожилой человек объясняет молодому гражданину гастрабайтеру:
- Ты понимаешь, да, если война будет, ничего больше не будет. Ничего. И никого. Никого не останется, ты понимаешь? Поэтому очень важно не допустить войну. Ни под каким предлогом! А эти, америкосы, все время провоцируют, понимаешь?

Варвара собирает рюкзак. Ровно через сутки они загрузятся в поезд и уедут в экспедицию.
- Варвара, а до какой станции вы едете? - спрашиваю, - вы будете ехать трое суток?
- Почему трое? - удивляется она, - и зачем тебе, до какой станции мы едем?
- Ну, типа, бабушки-дедушки интересуются, - говорю.
- Сейчас пришлю тебе наш маршрут, - говорит.
Collapse )

(no subject)

Варвара собирается в поход. В одиннадцать надо быть на Ленинградском вокзале и поучаствовать в разгрузке лицейской еды, а потом погрузке в поезд. Варвара сидит на нашей кровати с пилочкой в руке, подтачивает ногти. Перед походом деточка стерла черный лак с ногтей, час назад этим занималась, потом подстригла ногти. Длинные были, красивые. Теперь сокрушается, подпиливая:
- Как же неудобно с короткими ногтями.
Папу деточка отправила покупать грецкие орехи. Если в походе будет голодно, они будут есть грецкие орехи. Логично ведь?
Что касается меня, я сделала зарядку, обнаружила, что я опять могу гнуться, это невероятно, слава антибиотикам. Всю зиму, всю зиму меня поднимал с постели Варин папа, натягивал носки и прочую одежду, я не могла сидеть, только стоять или лежать. А тут вдруг, вы не представляете, я опять могу дотянуть носок ноги почти до носа.

А еще девочка, встреченная мной в Лондоне, американская девочка двадцати трех лет, девочка с голубыми волосами, которая нынче в штате Айдахо вдруг написало, что она полгода болела, сильно болела, лечилась природными средствами, потому что она - дитя природы. Пока однажды после дождя, промокнув, не потеряла сознание и не была отвезена в больницу, где месяц ее накачивали антибиотиками и, как ни стыдно признать, что теперь в ней есть антибиотики, она впервые за полгода почувствовала, что она опять живет. Короче, прикольно.
А я ведь тоже не фанат антибиотиков, но в серьезных ситуациях слушаюсь врачей.
Сейчас Варин папа вернется из магазина с грецкими орехами и мы такие на Ленинградский вокзал с большим рюкзаком и с пенкой на боку