August 14th, 2016

(no subject)

Вот только знаете, что страшно на даче, когда ты один и ночь на земле. Надо бы в туалет сгонять. И так страшно открыть дверь, а там ночь. Ужас просто. К вопросу о зоне комфорта. Только и делаешь, все время за нее заступаешь, а потом обратно бегом под одеяло теплое. Может быть все эти страхи еще из самого детства, наверняка оттуда. Когда года в три тебе говорят:
- Не надо уходить к реке, там цыгане лагерем стоят, украдут и мы тебя больше никогда не увидим.
Они там и вправду стояли лагерем. И по слухам, детей воровали. Страхи они там внутри тебя сидят и бороться с ними очень, очень трудно.

(no subject)

на улице оказалось не так уж и страшно. Там фонари с соседних участков. Небо звездное. У соседа справа - два окна светятся, у того, который вроде бы мент. А у соседа, который, типа, знаменитость и шансон поет, Халил говорил, но мы такого не знаем, он вроде как дом продает, так вот у него вечеринка. Но все по понятиям, негромкая музыка - американский рэп и голоса. Сразу все страхи улетучились. И еще флоксы так удушающе пахнут в ночи. Написала Варваре перед походом в туалет, как страшно. Она ответила, что у нее как раз все нормально, они в туалет все вместе ходят. Так что проблем нет. Подбодрила мамашку, что называется

(no subject)

Моя одногруппница Алекса из Румынии собирается замуж. Уже на финишной прямой. Почти год назад у них была помолвка. У нее отличный английский жених-музыкант. Судя по всему, любит ее, как там нынче по-модному говорится - до неба и обратно. Алекса, из тех девочек, с которыми никогда не скучно.
"Смотри, какое у меня розовое стеклышко в кармане."
Мне почему-то казалось, что она не из тех, кому в столь юном возрасте, так важно оформить отношения.
Но вот этот уже почти год Алекса каждый день пишет про платья, про любовь и прочая-прочая.
Раньше это были стихи и миллион поклонников в блоге. Стихи на румынском и английском.
Теперь все про любовь.
Сегодня она вдруг сообщила, что последние две недели каждый день по полчаса мечтает о том, как отец поведет ее к алтарю. У алтаря будет стоять Джеймс и смотреть на нее влюбленными глазами. В этом месте Алекса начинает рыдать. Все последние две недели.

Есть вещи, которые абсолютно непонятны мне. Первый раз, когда Левин папа пытался уговорить меня выйти за него замуж, мы несколько раз пытались дойти до ЗАГСА и каждый раз на полпути у меня находились неотложные дела повернуть назад.
Мне всегда было страшно замуж. Почему-то всегда казалось, что вот эта печать навсегда ограничит твои свободы.
И главное, зачем-зачем эта печать? Если люди любят друг друга, они могут жить вместе без всяких этих вот государственных свидетельств.

Но в итоге, я все равно опять вышла замуж в прошлом ноябре. Второй раз за одного и того же гражданина. И это все проклятый клещ. Когда ты думаешь, что вот-вот умрешь, а Варин папа вдруг останется без квартиры, что остается делать. Хотя это, конечно, смешная история. Так и не научилась Вариного папу называть мужем.
И это совсем ничего не изменило в наших отношениях. Да и надо бы успеть в магазин до дождя. Магазин здесь не близко

(no subject)

Дали дождь, как и обещали. Приходил Халил, сверкал золотыми зубами. Спрашивал, нормально ли я прогулялась. Рассказывал, что у меня на конце участка два красных помидора созрели.
- Да, я знаю, - говорю, показывая ему помидор, который только что сорвала, - второй я вчера съела.
- Ага, - говорит он, - еще можно картошку выкопать на ужин, показывая на несколько кустов картошки в другом конце участка, - приходите ко мне собирать красную смородину.
- Нет, спасибо, - говорю, - у нас своя есть.
Collapse )