August 20th, 2016

(no subject)

а граждане реально волнуются, то одно, то другое. То один дурак что-то про женщин ляпнет, то другой дурак что-то про убийства ляпнет. То вдруг новый министр образования с дирижерским образованием нарисуется. Граждане волнуются, обсуждают.

Что касается меня, меня вот прямо сейчас волнует пара банальных вещей, как бы срочно заработать на домик у моря, к примеру. И скоро ли перестанет болеть палец на руке, который уже наконец-то начал опять сгибаться, но все-такой же деформированный и болит по-прежнему не по-детски. А также можно, чтобы колени тоже перестали болеть? Достали, вот правда, ужасно достали.
Ну и Варвара еще все время пристает с вопросом, не хочу ли я помочь ей разобраться в том, что она хотела бы изучать в этом году.
- Сама, деточка, сама должна решить, я не могу за тебя решать, - говорю я ей.
- Ну, мама, ты же можешь мне помочь, - трогательно тянет она.

С утра сегодня была съемка в студии. Вечером - свадьба. Мы как раз вышли из ЗАГСА, народ выпил шампанское, ну это быстро и тут начался дождь. Мы только и успели, что спрятаться на пешеходном мосту. Запертые на мосту.
На мосту было многолюдно, все дружно рассматривали, как потоки воды стекают по стеклу. Огоньки машин расплылись в красные мутности. Напротив нас стайка барышень в веночках явно собиралась на девичник, но тоже застряла на мосту. Иногда к ним приходила еще одна, кто-то из них доставал полотенце и они дружно вытирали волосы подружке. Через час они не выдержали, спустились под мост, каждая из них достала по бутылке с шампанским, открыла и стала пить из горла. Красиво, если честно. Штук десять юных, стройных барышень в коротких юбках, венках, в одной руке - изящно зажата сигарета, в другой шампанское и из горла.

Почему-то подумалось, что следующий девичник у этой барышни будет без шампанского под мостом. Впрочем, кто знает, кто знает.
Я же выступала сегодня той самой глупой тетенькой, которая рассказывает дурацкие истории про единорогов, подростков и разные задумчивости. Впрочем, Люба, мы с ней познакомились, когда ей было четыре, нынче уже десять, была снисходительна ко мне. Иногда она, конечно, обижалась, особенно, когда мама Любы смеялась над моими дурацкими историями, но потом все забывала и болтала со мной дальше. Это я недавно статью прочитала про остроумных мужчин и женщин, которые очень удачно шутят с деточками, а родители, вместо того, чтобы встать на защиту, глупо хихикают.
- Вот, я сама себе сегодня напоминаю такую тетку, - говорю.
- Ага, - говорит Любина мама, - я тоже читала эту статью.
Впрочем, дети куда как снисходительнее нас, взрослых. И я - не самый злыдень, я просто бываю неловка. И взрослые иногда бывают такие дураки, что детям только и остается пожать плечами.
Я люблю своих клиентов. Они как-то плавно перетекают в нечто большое. Их дети растут у тебя на глазах. И ты для них вполне свой.

Варвара же после моего рассказа о девушках, пьющих шампанском под мостом, вдруг захотела шампанского. Срочно.