August 22nd, 2016

(no subject)

- Знаешь у подъезда часто стоит бабушка такая в очках и тихо песни напевает? Я тут иду намедни, она от голубей отбивается. Идет медленно, а за ней толпа голубей спешит, торопится. Она поворачивается и говорит им: "Друзья, сегодня нет у меня ничего. Никаких крошек, никакого хлеба. Не надо за мной идти, пожалуйста!"
- Ну вот, видишь, а ты говоришь, что она - сумасшедшая, - укоряет меня Варвара.
- Нет, эта не сумасшедшая, мы с ней все время здороваемся. Она - абсолютно нормальная. Сумасшедшая, это та, которая на углу с клюкой. Я ее всегда стороной обхожу. Она как телевизор насмотрится, так стоит на углу, новости эти выдает - про враги захватили родную страну, вражеские козни Америки, чеченцы - отщепенцы и так и норовит клюкой ударить каждого, проходящего мимо.
- То есть у нас тут много разных старушек в округе? - уточняет Варвара.
- Ну да, - говорю.

Лето, кстати, заканчивается. И мне это почему-то не нравится совсем.

Annie Leibovitz

Annie Leibovitz
Один из лучших портретистов-фотографов. Удивительно продуманный кадр, четко выверенная композиция и при этом люди совершенно не напряжены. На портретах тех, кого она снимает, хорошо видны их характеры, настроение и отношение их к фотографу. Люди у нее на портретах - настоящие, не позирующие, живые абсолютно.
Хотелось бы также обратить ваше внимание на групповые портреты. Каждый - на своем месте, цветовая гамма выдержана. И да, королева Британии без короны. Потому что фотограф попросила ее снять корону. А королева ничего не имела против.

Сто лет назад я училась на очередных курсах в Лондоне. Каких-то дешевых курсах на Оксфорд-стрит. Группа была никчемная-неинтересная. Препод был псих, забавный англичанин, из серии тех, кто мог учить, но никогда бы не прижился в нормальном коллективе. Большинство студентов приехали на поиски лучшей доли из бедных стран Евросоюза. Мы были настолько разными, они даже не могли заставить себя улыбнуться мне. И только я, и еще Мегами из Японии улыбались друг другу и всем. Мегами приехала из Токио вместе со своим мужем, португальцем английского происхождения. В Токио она работала в Воге. Поэтому, когда я ей сказала, что у меня были публикации в WWD и я снимала Люси Лиу, она восторженно воскликнула:
- Не может быть, неужели правда? Значит ты очень сильный фотограф!

Я была удивлена, что она знает, что такое нью-йоркский WWD. И мы подружились. На целых два месяца, пока ходили на эти самые дешевые курсы английского, девяносто фунтов в месяц, каждый день по три часа.
Однажды Мегами спросила меня, а говорили мы по-английски тогда так себе, хотя и уверены были, что мы уже Боги английского, она спросила меня, не хочу ли я на выставку Анни Лейбовиц. Она долго объясняла мне, что муж ее работает в издательстве Penguin и всем сотрудникам выдали бесплатные билеты на сотрудников, а также членов их семей.
Денег у меня не было. Поэтому выставки меня совсем не интересовали. Билет на Лейбовиц стоил фунтов шестнадцать. И тут такое, сразу посчитала, как я сэкономила эти самые шестнадцать, потому что пошла бесплатно. Даже если я не собиралась идти до этого.

Это была странная выставка. Которая ошеломила меня своей искренностью. Понимаете, великий фотограф решила показать историю своей жизни.
Вот они с подругой всей жизни журналисткой Сьюзен Зонтаг в Югославии, в разгар войны. Огромные черно-белые фотографии, искореженный велосипед и черная лужа. Подпись - они проезжали мимо, начался обстрел, мальчик, который ехал на велосипеде был ранен, они забрали его в госпиталь.
Чем закончилась эта история, ни малейшего намека. Но это как надо снимать войну. Мощная, цепляющая история. Искореженный велосипед, черная лужа. И ужас, такой ужас внутри сразу.

Вот бритая Сьюзен гуляет с детьми Лейбовиц. Лейбовиц нанимает частный самолет, перевозит умирающую Сьюзен в частный госпиталь. Смерть отца. Яма на кладбище с оставленной лопатой. Смерть Сьюзен. Беременная Лейбовиц, усталая женщина в возрасте. Вся семья Лейбовиц в сборе, красивые братья, сестры, племянники, племянницы.
Она сомневалась, стоит ли снимать смерть, но фотограф в ней победил. Я за честность. Для меня такая честность - возможность победить собственные страхи, возможность показать собственные страхи и про любовь. Понять немножко больше про себя и про других.
Я, наверное, не очень понятно объясняюсь, но для меня фотографии должны быть такими. Не надо ужасов на фотографии, для того, чтобы прочувствовать что такое война. Даже если ты закроешь глаза и уши, запретишь говорить слово смерть, она никуда не денется. Все мы пришли одной дорогой и уйдем рано или поздно по одному и тому же пути. Других вариантов нет и спасибо тому, кто иногда нам об этом напоминает. Именно таким путем. Несколько оптимистичным, для меня: это случится с каждым, не только со мной.
Нет, те фотографии, которые я показываю сегодня, они из мира гламура, только портреты. Но без фотографий, увиденных на выставке, образ Лейбовиц для меня был бы неполным.



Collapse )

(no subject)

Пока все еще лето и тепло, надо срочно гулять и фотографироваться. Кто хотел, но забыл, пишите.
Сегодня опять бродили по Москве с тинейджерами, а я снимала про отрочество.



Collapse )

(no subject)

Деточки ночевали у нас. Ночью пробирались через нашу комнату на кухню, старались идти тихо-тихо, спотыкались о мебель. Уснули в шесть, по-всей видимости. В одиннадцать Яна проходила мимо.
- Доброе утро, Варина мама, - приветствовала меня сонная Яна.
Collapse )