September 26th, 2016

Guy Bourdin 18+

Его мать ушла, когда он был младенцем. Ребенка забрали родители отца, которые не особо-то интересовались им. Отцу было восемнадцать, когда Гай Бурдин родился. Он видел свою мать всего лишь один раз в жизни, когда та приехала подарить ему подарки. Всю жизнь ему нравились женщины, похожие на мать. Говорят, что, именно, поэтому в жизни он был тяжелым, невыносимым человеком. Модели уверяли, что работать с ним невыносимо. Несколько любимых женщин покончили жизнь самоубийством. Бурдин рисовал и фотографировал. Его мало интересовали выставки и публикации. В самом начале его пути у него состоялась экспозиция. Больше ни в каких выставках он не участвовал.
Его интересовал процесс и результат, но мнение других ему было не интересно. Перед смертью просил уничтожить все его фотографии. Наследники так и не исполнили его волю. Бурдина вдохновляли фильмы Бунюэля. Фотографии Бурдина эпатажны, жестоки, эротичны и, мне кажется, еще какие-то очень стерильные, где вымерено все настолько, что невозможно представить этот кадр по-другому. Фотографии Бурдина - как снимки про кино, репортаж со съемочной площадки. Он начинал снимать черно-белые фотографии, но очень скоро понял, что этим не заработаешь на жизнь. Его ранние фотографии были очень недурны, но прославился он, именно, цветными работами. Очень многие его фотографии повторили и повторяют другие фотографы.
На первой фотографии этот синий купальник. Мне такой когда-то купила мама. Итальянский. Я до сих пор помню его запах. Жалко только, что от хлорки он вытянулся и полинял буквально за месяц. Любое искусство - это еще и про это, когда вдруг какое-то окно внутри тебя открывается.



Collapse )

(no subject)

Стояли на палубе и только я хотела завести песню про унылость, сирость и тоску эту среднерусскую, как девушка, стоящая рядом, сообщила мне, как это все красиво, как успокаивают ее такие вот природные виды. В очередной раз подумала, как хорошо уметь молчать.

На этой самой палубе третьего яруса стоят диваны. И вся почтенная публика втыкает эти самые природные виды. Наш теплоход ловко рассекает воду со скоростью девятнадцать километров в час. Из под винта бурлит желтая вода. За нами на почтенном расстоянии следует теплоход Лавринков. После Ярославля он пойдет на Питер, а мы дальше. Куда, я забыла. Рыбаки, которые в лодках, ближе к берегу, ловко все отворачиваются, каждый раз, когда я пытаюсь их сфотографировать. Боятся наверное, что негодяи-фотографы разместят их портреты на порносайтах. Бойся негодяев-фотографов!

Если сидеть на этой самой палубе третьего этажа на диване, там меньше всего дует, можно словить дзен, конечно. Если долго сидеть. Чайки следуют за нами. То набирая высоту, то снижаясь. Орут что-то такое. Надо взять булок после обеда и покормить их. Какое-никакое занятие.
Товарищи немцы по бокам, если сидеть на этом диване, они будут по бокам, клюют носом. Тишина и покой. Серое низкое небо, теплоход, идущий следом. Парочка немцев, муж и жена, наматывают круги по палубе. Пока сидели там на этом диване, они шесть раз прошли мимо. У них прогулка по плану. На четвертой палубе обнаружили тренажеры. Велосипед и дорожка, по которой надо ходить. Теперь опять спина болит. Хлипкая у меня спина какая-то.

Можно поспать до обеда. Потом будет Калязин. Колокольня.

На ресепшен обещали сообщить по радио об этом также и по-русски. "Калязин, колокольня с левого борта!" Они тут исключительно все новости озвучивают только на немецком и испанском. И кроме каких-то отдельных слов, типа, Волга или Москва, разобрать что-либо абсолютно невозможно. Такая дискриминация.
Вчера же была учебная тревога. Надо было выйти на верхнюю палубу и прослушать, как спасаться в случае чего. Но Кате было лениво идти. Засунувшиеся к нам стюарды сказали с разочарованием:
- А, это русские, - и ушли. Русским, видимо, не обязательно ходить на подобные мероприятия. Хоть в чем-то у нас тут привилегия.
Зато за ужином к нам подошло местное начальство, посмотрело на всех строго, как в пионерлагере, и произнесло внушительно: У нас на теплоходе немецкие гости, так что, будьте добры, ведите себя прилично, - и тут же местное начальство ушло, оставив нас в некотором недоумении. Вот как раз сегодня утром, когда немецкие гости слушали свои новости, мешая мне спать, размышляла сходить к этому самому начальству и попросить их сообщить немецким гостям, что на теплоходе - русские гости и неплохо бы вести себя прилично, соблюдая режим тишины хотя бы до восьми утра.
Collapse )