December 4th, 2016

(no subject)

Прихожу домой после съемки. А у меня дома четыре девочки. Эх, если бы видели, какие у меня сегодня красивые люди были на съемке.
А дома еще и четыре красивые деточки. И они такие все по очереди выходят в коридор и говорят:
- Здравствуйте, Варина мама, - и на каждой деточке те самые Левины трусы-шорты. У нас, типа, пижама пати. У кого-то трусы-шорты в бургерах, у кого-то в арбузах, у кого-то в велосипедах.
И Варя, как радушная хозяйка, варин макароны. А Дуня, как самая молодец, контролирует процесс. А Яна вспоминает, как она однажды сожгла макароны. А я звоню Вариному папе с просьбой купить сосиски и колбасу на ужин для деточек.
Collapse )

(no subject)

Часов в двенадцать вся эта гвардия проснулась. Не знаю, во сколько они легли спать. Кто-то из них романтически ночью сидел, как это Варвара называет, на Варварином балкончике - широком подоконнике с подушками и пледом и мечтал, остальные, видимо, болтали про жизнь и малчиков. Или про просто про жизнь.
Дуня с утра жарила яичницу. Дуня - самая хозяйственная. Варвара так и не удосужилась научиться готовить. Избалованное младшее дитяте.
Ко мне приходила Яна, тыкала в свои трусы и спрашивала:
- Вот это какой цвет? Они говорят, что я дальтоник.
- Серо-зеленые, - отвечала я.
- Вот, вот, видите, они зеленые, как я и говорила, - кричала Яна всем остальным.
- Скажи им, что ты просто более продвинута в цвете, - советовала я ей, - ты его более тонко чувствуешь. Вот мне тоже все всегда говорят, что у меня с ощущением цвета - проблемы, но это у них, а не у меня проблемы с ощущением цвета.
Collapse )