January 4th, 2017

Margaret Bourke-White

В университете я писала эссе на тему "Этика в фотографии". На эту тему много всего написано. Может ли фотограф оставаться беспристрастным и должен ли он вмешиваться, когда у него на глазах кого-то убивают, к примеру. Или фотограф обязан выполнять свой долг, протоколируя действительность, оставаясь беспристрастным? С точки зрения журналистского сообщества - не может вмешиваться. Иначе протоколировать действительность будет невозможно. Жалко, что на тот момент фотографии Маргарет не попались мне на глаза.
Глядя на фотографии Margaret Bourke-White, могу сказать, у нее отлично получилось запечатлеть свою эпоху. Практически без эмоций. Эмоции возникают у зрителя при просмотре снимков. Особенно, по происшествии времени. Когда уже известно как все развивалось. Советский Союз распался, вторая мировая закончилась. Я не вижу в этих фотографиях ее отношения к героям. Такое спокойное препарирование ситуации, а там дальше сами решайте, как вы к этому относитесь. Ни симпатии к героям, ни отрицательных эмоций.
Отлично выверенная композиция, удивительное использование ракурсности, продуманность кадра, прекрасное качество. Очень мощные фотографии.
Ей прочили блестящую карьеру фотографа, снимающего архитектуру. Карьера у нее получилась потрясающей.
Она была первый американским фотографом побывавшем в Советском Союзе в период индустриализации. Журнал LIFE отправил ее снимать архитектурные объекты. В Советском Союзе Margaret Bourke-White начала присматриваться к людям.
Уверяется, что она же была единственным западным фотографом, который был в Москве в момент нападения Германии на СССР.
Во время войны работала военным корреспондентом. Снимала в Бухенвальде. Освещала множество политических событий. Фотографировала Сталина, Ганди, Кеннеди, Брандо.
В пятьдесят лет ей диагностировали болезнь Паркинсона. Она больше не могла снимать. Но успела написать книгу про свою жизнь "Собственный портрет", пользующуюся большой популярностью.


Margaret Bourke-White
Обратите внимание на ее камеру



Collapse )