August 16th, 2017

(no subject)

Забавно вдруг сидеть в нашем саду и рассказывать юной германской деве о Эрих Марии Ремарк, о котором она никогда не слышала. Ее дедушка был танкистом. Мой дедушка был танкистом. И вдруг мы сидим в саду и разговариваем о Ремарке. А потом я ей еще "Женя, Женечка, Катюша" пересказываю. Жизнь - интересная штука, как ни крути. И Варвара учит немецкий.
Collapse )

(no subject)

Иногда мне кажется, что я такая, ну как бы это сказать, типа, чего-то значу в этом мире. Это когда вдруг наш Мортен, который все еще хреново себя чувствует и почти не высовывается из кухни, появляется в саду в ночи, падает на нас с Радеком. Мы с Радеком задумчиво рассматриваем радековскую задницу на экране моего компа. Я сегодня снимала голого Радека и одетую Марту с Брендоном. Он падает на нас, его голова у меня на коленях. Смотрит снизу вверх:
- Как твои дела, что сегодня делала? - и это так трогательно. Также как Тим, который вдруг говорит:
- Если я вернусь в Австралию, ты же заедешь в гости? - или вдруг пишет в течении дня, - я сегодня работаю, приходи на бесплатный кофе.

Оставила Брендона с этой чудесной немецкой деточкой Викторией в саду. Они обсуждали собственное поведение в состоянии обдолбанности. Решила им не мешать. Тем более, что Тим выключил свет, высунулся из окна моей бывшей комнаты и попросил вести себя потише, а также выключить музыку. Дошла до второго этажа. Почистила зубы. Зашла к Радеку, который смотрит Твин Пикс. Осталось собраться с силами и дойти до третьего этажа. Марта уже, наверняка, спит и видит сотый сон, болтая во сне по каталански