August 26th, 2017

(no subject)

Он так и не успел мне рассказать о спектакле, в котором играет. Где он сам себе и режиссер, и актер, и сценограф, а также художник по костюмам.
- Так вот, - начал он, - это - большая африканская семья, которая проживает в East London.
- Hackney? - уточнила я.
- Ну да.
- Очень лондонская история.
- И у них один из детей - гей.
- Ну да, а как же иначе. У нас в East London мы все геи. Даже я.
- Ну так вот, - он не обратил на мое замечание ни малейшего внимания, он был увлечен, - и у него такая культура, ну гей культура. И это вступает в противоречие.
- Э, - говорю я, - по-русски это звучит не очень. Скажи по-английски, что ты хотел сказать?
- Ну мир геев сталкивается с суровой реальностью.
- Ага, - говорю, - смотри, какой дом. Раньше здесь было казначейство.
- Так вот, и еще у него была очень больших размеров африканская тетушка.
Collapse )