August 30th, 2017

(no subject)

Вдруг попался молодой БГ на фейсбуке, поющий что-то там в девяностых. И вдруг так ощутимо, мы молодые, смешные и трогательные как щенята. Все еще живы, все еще такие правильные и ужасно миленькие, глупые в своей неловкости. И Коля еще жив. До сих пор не могу понять, почему я не могу ему позвонить, когда мне надо. Как так получилось, что ты больше не можешь позвонить кому-то, кому надо вот прямо сейчас позвонить и сказать:
- Слушай, а какой клевый у нас сын вырос, скажи, да?

И так это ужасно странно ехать в твоей машине и неловко шутить: "Коля бы нас не одобрил". И Лева смешно передразнит. Ты бы это тоже не одобрил. Но знаешь, мы по тебе все дружно ужасно скучаем. Зря ты так рано свалил от нас. Это как-то все еще невозможно принять. До сих пор плачу по тебе.

(no subject)

- и вот стоим мы с Аришей в аэропорту в Вене и громко беседуем, вспоминаем:"А помнишь, как мы набухались и тащились в ночи по Вене и уткнулись в водный батут?". И тут вдруг понимаем, что все на нас оборачиваемся. "Lets speak English, - говорю я Арише. И мы переходим на английский. И тут на нас начинает еще больше народа оборачиваться и русских, и англичан, которые внезапно нас стали понимать. Варвара очень смешно рассказывала. Впрочем, что еще делать в аэропорту в ожидании самолета?

(no subject)

Иногда вдруг кто-то пишет - а вы берете съемки? Да, да, я забываю показывать все, что снимаю. Но я с удовольствием берусь за съемки, радуюсь, когда ко мне приходят на съемку и очень люблю рассматривать собственные картинки после съемок.



Collapse )