September 3rd, 2017

(no subject)

погоды нынче стоят хорошие, вы и сами все знаете. Мне через десять дней в Лондон и это греет. И я еще такая думаю, ну как обычно думаю, пора завязывать, надо денег экономить, ну и вообще, пора определиться, может быть домик на море и встретить старость достойно и все-такое.
Впрочем, тут одна неувязочка. Даже если смотреть в зеркало, ну никак не удается почувствовать себя взрослой. Где-то сбой в голове. Нет такой программы и все тут.

Опять общаемся с Радеком. Как это бывает с близкими, начинаешь с полуслова, обрываешь с полуслова. Ни тебе здрасти, ни тебе как дела.
Просто выдал мысль в воздух, где-то там в Варшаве мысль поймали и ответили.
Вдруг рассказал почему злился целую неделю. И это ужасно смешно. Потому что итак понятно, почему злился. Потому что, во-первых, каждый из нас всегда думает:
- Давай ты однажды станешь знаменитым.
Потому что, во-вторых, бедная зайка игриво вошла в Мартину комнату, где предполагалось я буду обрабатывать наши с ним картинки, наше с ним творчество.
Вместо этого я обрабатывала картинки из платных фотосессий, которые надо было отдать достаточно быстро.
- Радечка, - сказала я зайке, - понимаешь, все, конечно, круто, но в этот раз даже твоя шея выглядит идеальной. У меня нет времени обрабатывать твои картинки. У меня клиенты ждут. Мне надо зарабатывать деньги. Давай попозже.
Короче, это было последней каплей. Потому что, на самом деле, когда ты сам потерялся, что-то может быть той самой последней каплей, на которой сорвешься и перестанешь разговаривать. То, что мы позволяем себе с близкими, мы никогда не позволим с чужими. Бывает.

- Короче, нам просто надо найти бабло. Вырыть клад, - пишу я Радеку. У меня игривое настроение. Он в Варшаве, я в Москве.
- Ты не понимаешь, дело не в бабле, - отвечает он, - у меня другие цели. Успех. Понимаешь, это куда как важнее.
Во-первых, я не верю ему. Я не верю, что ему так важно стать известным. Что касается меня, я бы не отказалась от пары-тройки миллионов, как многие из нас, думаю. Домишки где-нибудь на берегу моря, такая типично российская мечта, типа, большая студия, где можно клепать свои картинки. Если есть бюджет, картинки клепать куда как проще. Можно пару раз в году устраивать арт-резиденцию. Ну и чтобы наш боу-хауз жил по соседству. И по утрам мы бы все вместе пили бы кофе в саду. И пусть бы они с Мартой медитировали бы где-нибудь на берегу. Но чай по утрам никто не отменял. И по вечерам совместный ужин.

Что касается всего остального. Деточка наша вдруг решила, что Катина идея про экстернат не так уж и плоха. Впрочем, мы думали целых два дня. Всей семьей думали, страшно боялись. Забрали документы, отдали их в экстернат. Так что теперь официально деточка должна закончить два года за один. Не знаю, как она собирается это делать. Учебный год в экстернате начинается одиннадцатого сентября. Так что кто-то нынче спит до одиннадцати и радуется жизни.

Она очень боялась выпасть из тусовки. Брат Лева ей объяснял, как это легко. Ушел в другую школу, потерял старых друзей.
Сегодня старые друзья уронили ее в фонтан. Поэтому домой деточка пришла в футболке очередного приятеля. Такая у нас у всех интересная жизнь.
И надо все-таки откопать где-нибудь клад. Может быть жизнь и не станет счастливее. Но легче точно.

(no subject)

- Тебе же скоро полтос, - говорит мне Радек, - ты уже придумала, где мы его будем отмечать.
- И во что ты будешь одет? - уточняю я.
- Нет, ну серьезно, нужно что-нибудь такое особенное.
- Лондон не подойдет?
Collapse )