October 4th, 2017

(no subject)

- И я пинаю Яну. Я пинаю ее, потому что будильник звонит, потому что ей пора в школу, потому что ей звонит мама, потому что ей пора в школу. "Яна, ты опаздываешь", - говорю я ей, - "у тебя математика". - Окей, - отвечает Яна, продолжая спать. - Яна, через пять минут начинается урок. - Окей, - говорит Яна. И так еще минут сорок. Потом Яна садится на кровати и начинает проверять инстаграм. - Яна, - говорю я, - тебе очень надо в школу. - А тебе почему не надо? - спрашивает она меня, - рассказывает Варвара

- И ты ей говоришь - потому что мне больше не надо в эту "гребаную школу", да? - уточняю я.

- Нет, она просто спросонья забывает, что я больше там не учусь. Она лениво натягивает колготки. Вдруг просыпается и начинает торопиться. Я с утра ненавижу весь мир. Понимаешь, мы по-честному пытались лечь вчера вовремя. Но в какой-то момент Яна начала меня щекотать. Мы свалили на пол все подушки. Мы хохотали и я боялась, что вы услышите и придете ругаться. "Яна, ничья", - кричала я, - но, Яна продолжала меня щекотать. В четыре мне начал писать Саша. В полпятого я прекратила переписываться с ним.
- Ну да, а потом кто-то говорит, что чувствует себя все время усталым.
- Слушай, я тогда не буду тебе ничего рассказывать, - говорит Варвара.
- Ну ладно, ладно, я просто констатирую.

- И вот я прихожу в школу за четыре минуты до начала урока. Кстати, знаешь, я начала просыпаться за двадцать минут до того момента, когда надо вылезать из постели.
- Ты научилась пользоваться таймингом, - умиляется Варин папа, - стареешь, да?
- Ну и меня встречает Маша. Она смотрит на меня и говорит: "Варя, что случилось?" Я такая - да ничего, просто мало спала. И понимаешь, меня здесь все бесят. И всё бесит. И она такая, Маша мне: "Ну наконец-то хоть кто-то меня понимает".

(no subject)

если бы вы только знали, как хороши наши чудесные сирийские дети. Дружелюбны, улыбчивы, любознательны, трезво оценивающие ситуацию. И они хотят учиться. Правда, правда. И еще малчики распушили перья перед девочками. Девочек у нас, в кои-то веки, много. Все как одна красавицы и умницы. И как они все улыбаются.

(no subject)

Сегодня учили разные слова с детьми нашими. Дошли до слова плакать.
- Мужчины не плачут, - твердо сказал Ислам.
- Да ладно, - удивилась я.
- Нет, не плачут, - заверил Махмуд.
- Сирийские мужчины не плачут? - уточняю
- Плачут, плачут, - говорит Юсра.
- Нет, - мужская часть группы непреклонна.
- Хорошо, давайте спросим у Юниса, - говорю я. Юнису десять и он пока не говорит совсем по-русски. Добрые сотоварищи переводят ему.
- Нет, не плачут, - говорит Юнис, который сегодня в метро так всего боялся, что вцеплялся в пассажиров, стоящих рядом мертвой хваткой.
- А если у тебя умер кто-то? - спрашивает Юсра у Махмуда, - ты все равно не будешь плакать?
- Не, не буду, - стоит он на своем.
Она так кивает головой, что сразу понятно, что ни капельки ему не верит.

(no subject)

Если не выкладывать фотографии, вроде как бы и не фотограф и ничего не снимаешь. И даже задают вопросы - а что, правда, можно фотографией на жизнь заработать. И так спокойно - ну да, даже на путешествия хватает.



Collapse )