April 23rd, 2018

(no subject)

Cмотрю на зеленый огонек в Радековском мессенджере и думаю, написать что-ли, типа, как дела. Но я же все еще сержусь.

Ходили на выставку намедни в дом фотографии. На самом верхнем этаже выставка Тим Уолкера, снимал для календаря Пирелли. В зале крутили фильм - бэкстейдж. Разные персонажи рассказывали, как это - работать с великим фотографом, что было на съемки. И еще моменты съемки. И даже несколько знакомых персонажей промелькнуло. Дом наш, практически, не существует. Из тех, кого я знаю, только Брендан остался. Даже Мортен съехал. Радек все собирается возвращаться. Даже вроде наметил дату - в конце мая. Но до этого дата была - в начале марта, потом в конце апреля. Иллюзорно все. И вроде с Лондоном попрощалась. Экранчик, мелькают персонажи. Мода, съемки. Надо завтра написать одной подружке, чтобы сделала приглашение. Надо собрать документы и податься на визу. Надо заселиться к Весли. И пусть это будет другой Лондон. Опять третья зона. И много-много чернокожих укуренных малчиков-моделей, и непрерывно говорящий Весли с косяком в руке. Из этого тоже может получиться интересная история. Кто знает.

В школе сегодня малчики мои подростки перебивали меня непрерывно, веселились, кокетничали со мной же - есть такой отличный проверенный способ - смотришь в глаза учителю, кокетничаешь напропалую, смущаешь ее, вроде как и учеба останавливается.
Захал еще все рвалась уйти в другую группу.
- Ну чего я тут одна среди малчиков, - говорила она. Мадлен за девочку она не считает.
- Захал, ну как же вот ты от меня уйдешь, - говорю, - а я плакать буду. Группа совсем маленькой будет. Ты мне тут нужна.
В другой группе еще две девочки ее ровесницы. И ее очень понимаю. Но не отдам не за что. Пришла Мина, сестра Захал. Мине - двенадцать.
- А давайте я вместо Захал к вам обратно вернусь, - говорит, - в той группе скучно.
- Ну ты просто возвращайся, - говорю. Правда, коллеги меня, наверное, не одобрят. Но без Мины я тоже скучаю.
Приходилось все время смотреть в глаза своим подросткам и спокойно повторять, что на счет три Ромал выходит в коридор отдохнуть на пять минут. А Бахрам будет писать диктант, к примеру. Это ненадолго помогало. Но, на самом деле, они у меня ужасно милые. Просто иногда им вдруг хочется еще и между собой что-нибудь на афганском обсудить.

Играли в мемориз, я два раза проиграла.
- А еще у нас в детдоме в Асиной группе была воспитательница, на вас похожа. Так же выглядела и добрая как вы, - гворит мне Захал, - я к ней ходила все время. Она меня научила писать и читать. Все время говорила - учись, Захал, иначе у тебя не будет будущего. Прямо вот как вы говорила.

Мы сегодня много чего обсуждали. Точнее так, я хотела, чтобы мы обсуждали. Развивали устную речь. А они все время уводили в сторону. Слишком долго думали. И даже на самые простые вопросы, вроде таких - какое событие в вашей жизни удивило вас больше всего, долго тупили.
Ромал вдруг рассказал, как ездил в Питер и бухал там.
- Ромал, - говорю, - вы же все мусульмане. Вы же не можете пить алкоголь. Ну как же так.
- Можем, - говорит. И все кивают головой. Даже Махмуд.
- То есть вы не верите что-ли в Бога своего.
- Верим, - говорят, - одно другому не мешает.
- А вы пьете алкоголь? - спрашивает Ромал.
- Ну да, - говорю, - к сожалению, пью. И люблю.
- Так ведь это хорошо, - радуется он.
Опять обсудили тему Бога. И как с Богом намного проще жить. Но если не веришь, ну что тут поделаешь.
- Захал, тебе вера помогает? - спрашиваю.
- Очень.
- И Бог помогает?
- Ну да, молитву прочитал, попросил и он помогает.
И про Мекку они мне рассказывали интересные вещи. Вот слушаю их иногда с открытым ртом. Так у них все хорошо в голове разложено. Не то, что в моей. В моей-то полный хаос.

А на обратном пути я одну знакомую деточку с малчиком встретила. Сначала я сливалась с окружающей средой. Не хотелось деточку смущать. Но деточка сама бросилась обнимать. И с малчиком познакомила. Хороший малчик, правильный. Я так много про него наслышана. Ну я немножко пообщалась. Варя меня потом укоряла.
- То есть теперь, ты понимаешь, да, мне будут говорить, что понятно, почему я так себя веду. Если у меня такая мама.
А деточка мне потом написала, что очень чудесно мы поболтали. Видимо, такие вещи надо писать под замком. А то сейчас набегут эти, доброжелатели и давай в учительскую потом докладывать