June 25th, 2018

(no subject)

Несколько похолодало. Неожиданно. С утра мы слегка ругались. Хотя это было так. Я гуглила, читала форумы, разную информацию, потом бегала по потолку, потому что почему я опять, вот почему я. Варя проснулась поздно, смотрела сериальчик. Варин папа занимался по хозяйству. Воскресенье таки. Там всякие стирка и прочая, еще там душ, побриться. У него все это всегда мега-медленно. И я такая по потолку бегающая. Потому что пусть сами все ищут, как будто мне опять больше всех надо. Типа, я - локомотив. И только я могу сдвинуть всех в светлое будущее. А они такие - мы заняты, соррян, тебе же не трудно?
- Я сейчас просто от вас уйду, пойду гулять в город, - вопила я. Они иногда появлялись в моем поле зрения, чтобы чмокнуть меня в области затылка или лба, и дальше заниматься своими делами.
В общем, очень нервное было утро.
Поеду я лучше на Летнюю школу, в этот самый ежегодный пионерлагерь. И пусть они без меня сами со своими проблемами разбираются. У меня лето. Ветер в ивах.
- Клещей кормить поедешь? - спрашиваешь Варин папа.
- Да, поеду. Мне надоело мое одиночество, - отвечаю я. Они вроде как все при деле. А я вроде как непрерывно занимаюсь своей жизнь в одиночестве. Типа, съемки, обработки и непрерывный бубнеж на английском. Вся моя жизнь. Грех жаловаться. Но так хочется иной раз. И в пионерлагерь хочется.
Collapse )

(no subject)

- То есть я тут, значит, суету развожу, пытаюсь устроить твою жизнь, я проснулась в десять, вместо того, чтобы еще спокойно спать до двенадцати, а ты абсолютно ничего и никуда и вообще, еще и просыпаться не хочешь, - ругаюсь я почти с утра. Часов в одиннадцать разбудила деточку. Деточка спокойна, деточка смотрит в телефончик и
- Я готова была тебя ненавидеть, - говорит деточка позже, - понимаешь, - говорит она в тот момент, - я - подросток, мне - семнадцать. Вот если честно, прямо сейчас меня интересует один малчик и будет ли он сегодня вечером там, где я думаю, попадется ли он мне навстречу. Это же нормально?
- Ну да, когда тебе семнадцать, тебя интересуют малчики, это нормально, да, - говорю я, - только вот представляешь, да, вот я - семнадцатилетний подросток, живущий где-то в городе Набережные Челны, до этого Брежнев, до этого Набережные Челны, где-то очень далеко, где-то очень неуютное и не самое дружелюбное место. И единственный шанс свалить из этого города - это поступить в правильный вуз в правильном городе. Вот как-то так я и приехала на физтех, - и я тут же вспоминаю, почему я поехала поступать на физтех. В девятом классе наша учительница математики организовала нам встречу с первокурсником физтеха. Он учился в нашей школе и был старше на два года. Он рассказал, какой чудесный студгородок на физтехе, как весело учиться на физтехе, какие умные чуваки на физтехе, и на физтехе учатся одни малчики, десять девочек на сто человек. Как можно было устоять? Нет, ну правда. Впрочем, еще и очень надо было свалить из дома и из города.
- Просто у нас разная стартовая позиция, как ты сама мне говорила, - говорит деточка, - вы же сами меня нынче балуете. Хочешь, я все буду делать сама? Я уже вполне могу.
- Ну уж нет, давай-ка лучше вместе. У нас сейчас нет права на ошибку.

Ну и мы потом поехали развозить документы по разным химическим вузам. Точнее, успели в два. Пока собирались. Пока искали, где сделать копии. Пока еще чего-то там делали и ругались, куда же без этого. Что могу сказать, везде такие милые ребятишки. Очень дружелюбные, очень воспитанные, очень помогающие, даже в том, где должны были послать. Все-таки общество немножко меняется. Или даже не немножко. Быть нормальным нынче в норме.
Как-то так. Да