August 2nd, 2018

(no subject)

Иду сегодня по своим бывшим заводским кварталам вечером, лето, жара утихла, солнце сквозь обтрепанные тополя продирается, тепло от асфальта и запах оладьев. Кто-то жарит оладушки. Мгновенно в детство. Лето, зной утих, бабушка на летней кухне жарит оладушки.


С утра на ЛШ иду в Пресс-избу. Слегка проспала. Навстречу молодой человек с ковриком-пенкой.
- Привет, - говорю я, - Мастерская танца, ага, понятно. И пенка такая нарядная.
- Ну да, - отвечает, показывает пенку, - это такая специальная, чтобы ее можно было с друг дружкой соединять.
- Как пазл, понятно. И лосинки такие красивые с шортами, - надо сказать, что в последнюю неделю мой мозг от усталости начал работать самостоятельно, отдельно от меня. Или не мозг, а голосовой поток. И ты такой стоишь и на это все смотришь отстранено. От усталости перестала сама себя контролировать.
- Да, - отвечает он, - мы только приехали. У меня ноги - кривые. И это такие специальные лосины, чтобы скрыть мой недостаток.
- В каком месте у тебя кривые ноги? Какие глупости. Так и проживешь с мыслью, что у тебя ноги кривые.
- Ну вот, смотри, - и он вытягивает носок, - у нас, у танцоров, нога должна идти прямо. А у меня что? У лосин стрелочки такие, что немножко сглаживает.
- Понятно. А ты - танцор?
- Ну, учусь уже девять лет этому.
- Понятно. И куда идешь?
- Там какие-то люди набежали с доккино и снимают нас. Мне стало не комфортно, я пошел в корпус.
- И сейчас еще я приду с камерой, и всем свой объектив в лоб направлять.
- Может и мне взять камеру и пойти снимать?
- Почему нет.
- Ну просто я учился в Родченко и снимаю теперь разные проекты. Просто я камеру как-то кривоватенько держу, руки у меня неправильно ее держат.

Чуть позже он пытается договориться с одним из нас, что один из нас найдет ему героев для съемки проекта. В этом месте прихожу я.
- Привет. Нет, ну это так не работает. Это твоя задача - найти героев и убедить их сниматься у тебя. На ЛШ все нормальные. Если ты подойдешь и попросишь его-ее снять, мало кто откажет. Просто пройдись по мастерским, познакомься. Если ты сейчас не решишь эту проблему, вряд ли ты сможешь быть фотографом. Подходишь, улыбаешься, здороваешься и начинаешь разговор. Никто не сможет за тебя это в будущем делать.

Я снимаю, как медики тренируются шить свиную кожу, как другая группа медиков-школьников перевязывает друг другу головы и учатся накладывать жгут - не дольше тридцати минут, иллюстраторы рисуют, чуваки с анализа данных слушают лекцию, мастерская танцев занимается паркуром, лезут по нашему старому дому. Сваровская на них ругается. Они ей мешают работать.

Я еще снимаю полдня и много болтаю в курилке. К вечеру Яна надевает купальник с надписью "Молоко сгущенное", юбку черную и кокошник. Антон - янин халат на свою красную футболку, к ним присоединяется малчик с тележкой, в которой подарки в виде каких-то чипсов, пряников и они идут поздравлять мастерские с Новым годом. На ЛШ традиционно отмечается новый год с 31 июля на 1 августа. Приезжает Псой Короленко, устраивает концерт. По всему лагерю выставляют, сколоченные из деревяшек, елки, украшенные гирляндами. Мастерская иллюстраторов клеит, раскрашивает маски, танцуют странные танцы.

Закат над Волгой, группки школьников то тут, то там снимают закат. Псой поет. Мимо проходит деточка, накрашена не по-детски, целует в щеку. Выдаю ей пятьсот рублей. Я уезжаю. Моя ЛШ заканчивается. Рэнт звонит, пора ехать. И мы несемся на встречу полной луне. За два с половиной часа я пересказываю Рэнт всю свою жизнь. Краткое содержание всей своей жизни.
- Как сериал посмотрела, - комментирует Рэнт, высаживая меня на Войковской.