November 25th, 2019

(no subject)

- А потом я иду домой в три часа ночи, совсем не трезвая, а в баре на районе все еще тусовка. У меня нет налички и я прохожу мимо, страшно горжусь собой, встречаю Кристи. Она как раз выходит из бара. Она живет недалеко от меня. Мы идем вместе с ней. Какой-то мужчина справляет свою малую нужду прямо на машину. Абсолютно пьяный. И тут Кристи как начнет на него ругаться. Мне даже жалко его стало.
- Наверное, если представить, что это твоя машина, я бы тоже страшно возмущалась.
- Это, конечно, понятно. Но вот, мне кажется, в больших городах надо как-то решать проблемы с туалетами. В Вене это особенно актуально. Если в Москве ты можешь заскочить в любой паб, в Макдаке том же самом бесплатные туалеты в Москве. А в Вене, реально, проблемы. Тут один француз рассказывал, что в Париже есть такие специальные газоны, на которые писаешь и от этого трава только лучше растет.
- Так ведь это опять-таки актуально только для мужчин, - говорит Варин папа.
- Ну хотя бы половина будет счастлива. Так вот, а потом Кристи вдруг спрашивает: а ты в баре-то сегодня была? И я такая - нет. О, - говорит Кристи, - какая сила воли, горжусь тобой. Маша в группе всем рассказывала обо мне гадости. Сказала всем, что я хожу в бар общаться с сорокалетними мужиками, за что они покупают мне бухло.
- Каждый слышит то, что хочет услышать.
- Им еще всем странно, что можно общаться с людьми разного возраста и что это нормально. Мы сходили на рождественские ярмарки. Честно, так и не поняла, что в них все такого находят? В Москве они тоже вполне себе. Только на них еще все дорого. Возможно, это все вкусно. Но очень дорого. Я купила себе глинтвейн за четыре евро. Ровно такой же, какой мы варим себе. За четыре евро.
Collapse )