May 30th, 2020

(no subject)

- Ну как поживает похмельный подросток?
- Плохо. Эля ушла вниз с репетитором заниматься. А я тут лежу в постели. Я уже попросила ее не оставлять меня в таком состоянии как вчера одну, чтобы было кому затыкать мне рот, когда я хочу поговорить.
- Кто-то вчера опять лишнего говорил?
- Ну да. Сначала мы играли в эту игру. С Ахметом. Потом Эля ушла спать. Я пошла тусить в холл. Наткнулась на Даню. И повисла на нем.
- Он же меньше тебя ростом?
- Ну нет, ну что ты. Он такой большой. На нем так уютно было висеть. Я к тому моменту уже плохо стояла на ногах. Как я так умудрилась много выпить? Потом у Дани какие-то дела наметились. Он перевесил меня на боснийца и ушел. Помнишь, тот босниец, который называет меня принцессой. Я висела на нем. Мы так мило беседовали. Я, видимо, говорила ему - сама не понимаю, как так получилось, пила, пила и напилась. И тут пришел Ваня. Потому что Эдгар ему отправил месседж - тут твоя на каком-то мужике висит.
- Разве у тебя с Ваней отношения?
- Ну какие-то там. Сегодня вместе в клипе будем сниматься. По плану мы там целуемся.
- Целоваться с похмельной девицей, что может быть романтичнее. А запах перегара! Он так вдохновляет!
- Ну, мама. Так вот, потом Ваня пытался мне объяснить, что я должна спать у него, а не у Эли. А я ему говорила, что он по-прежнему курит много травы. И видела я такие отношения, где один из двоих травокур. И мне оно не надо. А потом договорилась, что у меня таких малчиков. Это же не значит, что я у них должна ночевать. Жаль, что рядом не было Эли, чтобы вовремя меня остановить. Я вернулась к ней в комнату в четыре утра. Она проснулась. Сказала, что ей срочно надо подышать свежим воздухом. Мы пошли на Дунай, залезли на какой-то кораблик и смотрели на закат.
- На восход?
- Ну да, на восход. И как же мне теперь плохо.

Утром сын Лева в семейный чатик написал - я так по вам всем соскучился. Это было очень трогательно.
Днем - первая съемка за деньги за последние два месяца. Такое счастье.