September 14th, 2020

(no subject)

- Наша жизнь очень повеселела с тех пор, как ты приехал, - говорю я сыну Леве.
- Еще бы, - отзывается он.

Еще бы. Костыли весело стучат по полу. Если они вдруг брякают сильно, мы дружно подрываемся посмотреть, не случилось ли что-нибудь.
С утра раздается бодрое:
- Мааа, а никто не хочет мне сделать завтрак?
Обычно я с утра очень плохая мать. А Варин папа в любом состоянии может подорваться и помочь сделать завтрак.

- А давайте у нас сегодня будет семейный ужин, - предлагает сын Лева. Я вернулась домой. На улице мрачно, холодно и дождливо, - куда пойдем? - вопрошает бодро Лева. Ему нравится скакать на своих костылях, по всей видимости. Доступная среда - доскакать на второй этаж на костылях.

- А можно я не буду готовить ужин и мы чего-нибудь закажем? - спрашиваю я.

Мы заказываем суши. И даже успеваем их съесть, пока Лева беседует с деточкой Варей по телефону и качает свою больную ногу. Иначе мышцы атрофируются.
- Вот вспомни, сколько ты прожила в этой комнате? - спрашивает весело Лева, - к тому моменту, когда ты приедешь и захочешь заселиться в МОЮ комнату, я в ней проживу куда уж больше чем ты в ней жила до этого.

Голос его звучит ровно также как когда-то, когда Варе было года четыре, а ему шестнадцать. Когда он возвращался домой, милый подросток и радостно спрашивал:
- А кто хочет снять с меня носки? - и Варя тут же уходила в другую комнату, - Машенька, может ты снимешь с меня носки? - обращался к виртуальной Машеньке гадкий подросток Лева, - Машенька, ты же меня любишь куда как сильнее чем моя сестра.

Обычно Лева всегда побеждал. Впрочем, до какого-то момента. Нынче они друзья. Он живет сейчас в ее комнате, отправляет ей экстра-деньги на разные там приятности и по-прежнему любит дразнить ее.
Скочет на своих костылях. Уютный звук в большой квартире. Мы не одни.

(no subject)

- Мама, а если срок годности яйца просрочен на семь дней, как определить оно нормальное или нет.
- Можно потрясти, - говорю, - ну или так сварить. Потом разберешься.
- Хочу рамен сварить.

В кои-то веки Варя вдруг приготовила сама еду. Кто-то вылезает из депрессии.
- Сегодня разбирала бумаги, чувствовала себя папой.
- На много кучек разбирала бумаги? - заинтересованно спрашивает Варин папа.
- Да, да, и столько ненужных выкинула.
Варя собирается переезжать через две недели.

Также Варя вдруг подумала, что вдруг в универе, в котором нынче бардак, решат, что ей за школьную австрийскую программу еще каких-нибудь предметов надо сдать и отправят ее назад в колледж. Потому что никак не придет бумажка со счетом за оплату.

И я, конечно же, тоже начала тут же бояться.

Днем гуляли с приятной молодой девушкой, по совместительству мамой пяти детей по Музеону. Фотографировались.

Пришел Тим. Мы с ним прогулялись до 905 года и обратно до Парка. По пути Тим меня покормил вкусной едой. А я его в заброшенной подворотне сфотографировала. Ужасно люблю бесцельно гулять с друзьями по Москве, Лондону, Варшаве, где угодно. И еще показывать свои любимые места и рассказывать разные воспоминания, как будто мне сто лет уже и я такая мудрая черепаха Тортила.