January 18th, 2021

(no subject)

Смотрели "Ночь на земле" Джармуша.
Второй эпизод с таксистом-клоуном, который оказывается в Бруклине и не очень знает как выехать.
- Ну вот, - говорю Варе, - теперь я буду за него бояться.
- Зачем ты мне это сказала, теперь я за него тоже буду бояться.
В итоге я теперь еще боюсь за пастора из Рима и Аки из Хельсинки. Люди - такие хрупкие, такие, местами, ранимые и беспомощные.
Но какая картинка. Все эти трущобы больших городов в ночи, отблики фонарей в лужах на асфальте. Большие старомодные машины со сплошными сидениями, в которых можно курить и маленькие девочки подкладывают под себя толстенные телефонные справочники.
Первый раз я смотрела "Ночь на земле" в девяносто втором? Мы пили всю ночь в чьей-то квартире, так что утром я сидела на чужой кухне, размышляя чем бы позавтракать. В кухню вошел английский гражданин, замотанный полотенцем, после душа. И был поставлен в тупик моим предложением - сделать мне завтрак. Он отбивался как мог со своим плохим русским. Объясняя, что в правильном обществе женщины должны сами себе делать завтрак.
Через пару часов проснулась толпа и мы оказались на утреннем сеансе. Нас несколько человек, и взвод сонных солдат, которых не знаю почему отправили смотреть кино. Мне уже надо было торопиться. Так что я посмотрела всего первых две новеллы. И только через пару лет досмотрела все остальное. Память стирает подробности, оставляя только ощущения, запахи, цветовые пятна.
Ночью же снилось, что мы куда-то путешествуем. Я со спутником, лицо размыто, на велосипеде. Он на багажнике. Ненавижу велосипед. Оля почему-то на тракторе. Таком небольшом. Останавливаемся в сельской местности, где почему-то надо спать на высоких широких шкафах, куда карабкаться по выдвижным ящичкам. А вокруг шкафов - виноградники и солнце.

(no subject)

Голова, опять все время болит голова. Это делает меня несчастной.
Выбирала сегодня между Небо над Берлином, Касабланка и Мертвец. И вдруг захотелось цветного и легкого.Так что посмотрели Вики, Кристина, Барселона.

Там такая смешная Барселона. Совсем не такая, какую я знаю. Какую мне показывает Марта и ее семья. Мартина Барселона грязная, ободранная, пахучая. С проститутками на районе, маленькими гейскими барчиками. И все такое крохотное, обшарпанное, знакомое. И люди приземистые, в сланцах на босу ногу, небрежно одетые. И эти цыгане у дома напротив. И Мартина бабушка - седая старушка, которой няня-компаньонка красит ногти в ярко-алый цвет. У Вуди Аллена Барселона такая вся нарядная, зеленая, город хорошо одетых людей, у которых на лбу написано количество денежных знаков. Но такая милая, и все равно узнаваемая, конечно.
Впрочем, однажды где-то в Фуэнхироле мы познакомились с мужчинкой и он предложил нас свозить к нему на виллу. Он был женат, очень боялся, что жена про это узнает. Хотя мы то что? Всего лишь съездить, посмотреть, как живут граждане на виллах в Испании. Вилла была в горах. Огромное знание на большой территории. Сырость. А внутри все забито картинами, скульптурами и разной утварью. Тематика - Рейх и наци, Гитлер отовсюду строго смотрел на нас. Пластинки, книги. Все тронутое плесенью, потому что сырость. Это было начало апреля. Жуткий холод.
И как-то так грустно, одиночество этого странного мужчины, влюбленного в Гитлера. И все время повторяющего про свою жену и что нет у него никаких миллионов, как будто мы собирались на них претендовать.
На обратном пути он завез нас в кафе, где его явно знали. Попросил бутылку вина и каких-то закусок. И все время повторял по кругу, что мы ничего такого не должны подумать, что все переписано на его жену, а жену он любит.
Я была довольна поездкой. Я люблю смотреть кино, которое показывает мне жизнь. Он почему-то был напуган. Своей смелостью? Вывез двух барышень куда-то там и тут же пожалел, вдруг кто-нибудь увидит и расскажет жене. Хотя, скорее он себе придумал, что мы здесь, чтобы охомутать его.
- Вот, - говорю, - Варя, у тебя же теперь тоже есть своя Испания? В районе Гранады. Хотя каждый каталонец скажет тебе, что Барселона и Испания - это две разные вещи.
- Да, у меня теперь тоже есть моя Испания.

И занятно, конечно, но первый раз на меня этот фильм не то, чтобы произвел впечатление. Сегодня же было приятно его посмотреть.
И надо бы купить себе теплые штаны и срочно отремонтировать молнию на куртку. Двадцать третьего, судя по всему, придется провести время на улице. Как человек приличный, не могу остаться дома.