January 23rd, 2021

(no subject)

- И мы играли в шляпу и как-то незаметно выпили бутылки четыре вина.
- Сколько вас было?
- Человек шесть-семь. Было уже поздно. Но всем хотелось еще. И тогда А. с П. сказали, что у них дома есть еще одна бутылка. В. надо было с утра писать контрольную по химию. Я сказала ей, что помогу. Мы все вместе пошли к А. и П. Шли через снег минут двадцать пять. Когда дошли, поняли, что уже никакого вина не хочется. Легли спать. Это часа четыре-пять утра уже было. Я еще уснуть не могла. В восемь вскочили с В. Пошли обратно на нашу дачу. В девять началась контрольная. На часть вопросов В. ответила сама. Я только за ней проверяла. Но последнюю задачу, время уже поджимало, решала я. В. переводила мне с латышского. Я ее за семь минут решила. В. отправила решение тем, у кого был ее вариант.
- То есть ты для всего латышского класса решила задачу по химии.
- Ага. А потом мы легли спать. Не выспалась совсем.

Я вдруг неожиданно выбралась в центр. Две остановки - Китай город. Сидели нашей дружной юной компанией, обсуждали, кого уже арестовали. Аресты по всей стране. Массовые. Накануне двадцать третьего. Пушкинская перегорожена. В метро маршируют роты полицейских. По негласной информации судей вызывают всех срочно на работу в субботу-воскресенье, чтобы как забрали в автозак, так сразу и суд. И вот нас восемь человек, сидим, пьем свой кофе-чай и боимся завтра.
- Ну удачи нам всем завтра, - говорю.
И опять-таки. К чему все это. Ну вот выйдут завтра люди. Если их не давить полицией, не хватать и не бить. Ну постоят все, посмотрят друг на друга, дойдут до Манежки и разойдутся по домам. Но ведь нельзя власти по-другому. Для устрашения надо бить и ломать. А граждане, которые останутся дома, будут говорить - сами виноваты, Навальный виноват. Эдакий отличный получается - жертва сама виновата, что вышла на улице. Спряталась бы в свою нору и сидела бы и не отсвечивала.

Удачи нам всем завтра. Чтобы тихо и мирно.

(no subject)

В декабре одиннадцатого года я решила съездить на Маяковскую. Как фотограф. Будучи абсолютно аполитичной. Был приличный мороз. Маяковская была вся оцеплена. Я успела отойти от метро метров на двадцать. И меня буквально сразу дубинкой погнали назад. С криками: что встала, пошла в метро, дома сиди. Я удивилась. Меня взяли под руку и потащили в сторону автозака. Я спросила, то есть это вы с журналистами так? Меня отпустили. Перестали тащить в сторону автозака. Но сообщили мило, что если я не проследую в сторону метро, то проследую в автозак. Этого было достаточно, что за пару минут предопределить дальнейшее. Мне не нравится, когда мне , законопослушному гражданину, говорят, где мне ходить в моем родном городе и как мне жить. А также нарушают мои права. Некоторым, конечно, удобно во всем обвинять Навального - в праве силовиков избивать и арестовывать, потому что дома сидите, идиоты. Вам сказали - дома сидите и бойтесь. Ну и если у вас есть дети подростки, и они с вами достаточно откровенны, они могут рассказать о разном интересном опыте с этими самыми силовиками - да, да, плохо пить сидр во дворе дома - за это можно получить по лицу от полицейского. Можно наркотики в кармане вдруг найти и придется искать денег на откуп. Много чего можно. И это только малая вершина айсберга, того что может с тобой сделать государство с помощью верноподанных псов. Кому удобно думать, что Навальный выводит людей на улицы - негодяй какой и провокатор, за деньги готов и ожог глаза, и отравления - алчный ведь, а, бойкий паренек, я очень рада за этих товарищей - за их желание оградить свою психику от вот этого вот - и со мной это может случиться. И еще раз, спасибо Навальному, и я выхожу и за него, и за Азата Мифтахова, за крымских татар, за мусульман - у меня в ленте много жен осужденных, и за всех тех, кто сейчас сидит, невинновный по экономическим-политическим делам. А также за себя и своих детей.