January 29th, 2021

(no subject)

Я пью вино, когда у меня не болит голова. А она чаще всего болит. Она у меня всегда болит. Но я пью вино, когда у меня не болит голова. Получается не очень часто. Организму не хотелось бы, чтобы я была алкоголиком.
Я решила пройтись по Соррентино. "Молодой папа" не зашел. Но зато зашла "Юность". Сегодня смотрели "This Must Be the Place". И вино. Кино на троих. Вино на двоих. Тот самый редкий день, когда вино. Финальная сцена фильма. Где герой находит нацистского палача, мучившего его отца.
- А мне очень жаль этого старика, - говорит деточка Варя.
- Жаль, что мой отец умер раньше тебя, - говорит главный герой нацисту, жалкому старику.
- А мне не жаль, в конце концов, он всего лишь с ним пообщался, и не стал убивать. Я вот вспоминаю эту историю про мою прабабушку и всех родственников деда, младшему было около года, которых расстреляли где-то под Кривым рогом. Иногда представляю, как их, сбив в толпу, вели на расстрел. Совсем не жалко этих людей. Это удивительно, что дед был на фронте, его не задело и мы все родились.

Молчим. Вот ведь, правда, жизнь удивительна? Хорошее, плохое, черное, белое. А потом мы живем, дышим, радуемся, грустим.
Сегодня снимала для сайта, пятьдесят человек за три часа. Каждого спросить как зовут, узнать, где у него-нее кнопка, поговорить по-быстрому, три-пять минут на каждого. И в какой-то момент понять, что все три часа я произношу монолог, сама с собой, но лица оживлялись от этого моего монолога.
Впрочем, рекорд был - сто человек за день. Но там было проще, все были молоды, хороши собой и с желанием сниматься. Сегодня все-таки средний возраст был шестьдесят пять плюс.
А еще завтра съемка в два. Не надо вставать в раннюю рань, когда два дня подряд съемка к одиннадцати, и вот это все - проснуться, решить, какой объектив лучше брать, и что по свету.